Истории о поздних выкидышей

ВЫКИДЫШ: ТРАГЕДИЯ ЛИЧНАЯ И ОБЩАЯ

2 июня 2017, 19:43

ВЫКИДЫШ: ТРАГЕДИЯ ЛИЧНАЯ И ОБЩАЯ

Я здоров! | Женя САВЧЕНКО

Общество очень много говорит об абортах. Они, мол, неприемлемы со всех точек зрения: этической, моральной, государственной. Но мало кто знает, что гораздо чаще беременность прерывается вопреки желанию женщины – самопроизвольно, по разным причинам. Причём статистика последних лет показывает, что около 70 процентов женщин сталкивались с этой проблемой.

А ведь выкидыш свидетельствует о том, что здоровье, образ жизни или генетика женщины не подходит для вынашивания полноценного ребёнка. И здесь речь идёт уже не о моральных или этических проблемах общества, а о его выживаемости. Недаром с древних времён у всех народностей высоко ценилась способность женщины рожать много детей. И если она не могла сделать это, то её считали бесполезной и порченной.

Впрочем, в древние времена выкидыши считались проблемой лишь в том случае, если происходили у женщины постоянно. А если она теряла, например, пятого или седьмого ребёнка, то сама женщина рассматривала это как благо. Оно и понятно: прокормить ораву детей в прежние времена было даже сложнее, чем сегодня. Ведь государство тогда не поддерживало многодетные семьи.

Тем не менее для некоторых женщин, особенно из царского или аристократического рода, выкидыши становились настоящей трагедией. Например, у женщин в роду Тюдоров, правивших Англией в течение 118 лет, довольно часто бывали выкидыши. Так, жена Генриха VIII Анна Болейн два раза подряд теряла детей. В итоге король решил аннулировать с ней брак и найти новую жену. Но в те времена сделать это было не просто. Чтобы ускорить дело, Анну Болейн обвинили в измене и казнили.

Подобная участь ждала и жён других монархов. Их травили, душили, отправляли в изгнание или монастырь. Но в те времена медики практически ничем не могли помочь несчастным. Эффективно сохранять беременность, лечить выкидыши и бесплодие медицина научилась только в XX веке.

Фото: nebolet.com

ОТ НАЧАЛА ДО КОНЦА

Существует несколько типов выкидышей. В частности, при биохимической беременности. Она характерна тем, что визуально, на ощупь или с помощью инструментального гинекологического обследования не определяется. О ней можно узнать только по результатам анализа крови либо мочи. Об оплодотворении говорит наличие в них хорионического гонадотропина.

Спонтанным абортом медики называют выкидыш, который произошёл в течение 18 недель после оплодотворения. Если же срок зачатия неизвестен, то врачи учитывают вес потерянного эмбриона. Он должен быть не больше 400 граммов.

Преждевременные же роды происходят между двадцать второй и тридцать седьмой неделями беременности. При этом ребёнок может родиться как мёртвым, так и живым.

Обычно врачи считают признаком угрозы выкидыша любое кровотечение во время беременности. Но при обследовании может оказаться, что плод вполне жизнеспособен и беременность продолжается без каких-либо проблем. Однако иногда бывает так, что эмбрион уже вышел, либо перестал развиваться, а плодный мешок продолжает расти.

Выкидыш также неизбежен в случае, если шейка матки уже расширена и открыта. Это состояние будет прогрессировать до тех пор, пока плод не выйдет. Иногда для завершения этого процесса нужна помощь врача: медикаментозная или хирургическая.

Полным абортом медики называют состояние женщины, когда её матка полностью очистилась от всех продуктов зачатия. В том числе от трофобласта, ворсинок, хориона, желтка, эмбриона, а на поздних сроках беременности – от плода, пуповины, плаценты, околоплодных вод и амниотической мембраны.

Неполным абортом считаются случаи, когда ткани, окружающие плод, вышли, а его частицы ещё остались в матке.

При замершей беременности эмбрион погибает, но не выходит самостоятельно наружу, а остаётся в организме женщины.

Септический аборт бывает, если в маточные ткани попадает инфекция. Тогда возникает риск распространения заразы по всему организму, и женщина может умереть от токсического шока.

Если же у дамы происходят подряд три выкидыша, то медики называют такие случаи привычным абортом. При этом они рекомендуют пациентке пройти обследование на предмет врождённых или приобретённых патологий. Но вероятность такого исхода составляет всего 0,34 процента. И большинство женщин, у которых было два выкидыша подряд, на третий раз рожают нормально.

ПРОЦЕСС УЖЕ НАЧАЛСЯ

Симптомы угрозы выкидыша могут быть разными. Всё зависит от срока беременности. Например, если с момента зачатия прошло не больше шести недель, то о риске потери ребёнка могут говорить небольшие сгустки крови. Они, возможно, будут сопровождаться несильными судорогами и периодической болью.

А вот на сроке беременности от 6 до 13 недель кровяных сгустков может появиться намного больше, и они будут крупнее. Самопроизвольный аборт длится несколько часов или даже дней. При этом женщина почувствует дискомфорт и боль. Иногда у неё появляется рвота и диарея.

Начиная с тринадцатой недели беременности плод в большинстве случаев покидает матку целиком. Но плацента чаще всего остаётся в матке: полностью или частично. Женщина же чувствует боли и судороги, напоминающие родовые схватки, и у неё начинается кровотечение.

ОДНА, СОВСЕМ ОДНА

Мало кто знает, но у женщин выкидыши происходят довольно часто. Просто это случается в самом начале беременности – до того, как дама узнаёт о своём интересном положении. Поэтому она думает, что у неё началась менструация, хотя на самом деле это может быть самопроизвольный аборт.

Исследования показывают, что около 26 процентов всех выкидышей происходят на сроке до шести недель, если считать от даты начала последней менструации. Однако через 10 недель риск выкинуть плод резко падает.

Чем старше женщина, тем выше угроза, что её беременность закончится выкидышем. Так, в 40 лет вероятность такого исхода дела на 60 процентов выше, чем в 25.

Обычно женщина после выкидыша довольно быстро восстанавливается физически. А вот психологическая реабилитация может занять много времени. И здесь всё зависит от индивидуальных особенностей. Например, от того, как долго несостоявшаяся мама пыталась забеременеть, насколько у неё развит материнский инстинкт, что значила для неё беременность и так далее. Как бы там ни было, но, по статистике, около половины женщин сильно переживают по поводу выкидыша. 25 процентов из них испытывают психологический дискомфорт как минимум три месяца. Остальные могут горевать из-за случившегося полгода и даже год. Женщины мучаются от чувства потери и отсутствия понимания со стороны окружающих. Поэтому поддержка близких людей в это время для них очень важна.

ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ СРОКА

Обычно женщин, у которых произошёл выкидыш, очень интересуют причины этого. Но медики не всегда могут назвать их. Они лишь выдвигают предположения.

В частности, в первом триместре беременности подавляющее число самопроизвольных абортов происходит из-за хромосомных аномалий эмбриона. Причём родители в возникновении этих проблем чаще всего никоим образом не виноваты. И при другой беременности с хромосомами плода будет всё нормально. Однако если выкидыш произойдёт повторно, то есть вероятность, что у одного из партнёров присутствуют генетические нарушения. Особенно в случае, когда у них уже есть дети или близкие родственники с врождёнными отклонениями или пороками. При этом чаще всего генетические проблемы с плодом возникают у пар, которые пытаются зачать ребёнка в пожилом возрасте.

Иногда выкидыш провоцирует дефицит прогестерона у женщины. В этом случае она просто может принимать гормональные препараты, назначенные врачом. Тогда плод удастся сохранить.

Во втором триместре беременности часть выкидышей происходит из-за пороков матки или опухоли в её полости. Угрожают беременности также и неприятности с шейкой матки. Ещё часть случаев потери плода связаны с проблемами пуповины или плаценты.

В ОБЩЕМ И ЦЕЛОМ

Существуют также общие факторы, провоцирующие самопроизвольный аборт. К ним относятся слишком зрелый возраст женщины, многоплодная беременность, синдром поликистозных яичников, повышение артериального давления.

Кроме того, причиной выкидыша может стать неконтролируемый сахарный диабет. Причём он случается не только до беременности, но и бывает развивается во время неё.

Угрозу для плода представляют собой такие заболевания, как тяжёлый гипотиреоз, корь, краснуха и хламидиоз, наркотическая зависимость. А также – физические травмы, воздействие токсинов, которые могут быть в окружающей среде, использование внутриматочной спирали во время зачатия.

Увеличивает риск выкидыша и курение. При этом неважно, курит сама женщина или в её присутствии сигаретами дымит мужчина.

Принимаете депрессанты во время беременности? Тогда вы тоже рискуете потерять ребёнка.

Медики предполагают также, что к выкидышам могут привести аутоиммунные заболевания. Поскольку иммунитет реагирует на плод как на врага и пытается изгнать его из организма. Кроме того, в число «подозреваемых» попали физические упражнения, которые делают беременные женщины. Практически все занятия спортом, кроме плавания, могут спровоцировать самопроизвольный аборт. Особенно они опасны на сроке до 18 недель.

БЫСТРО, ЕЩЁ БЫСТРЕЕ

Если у беременной женщины появилась тянущая боль в животе или кровотечение, необходимо срочно вызвать скорую помощь. Самой к врачу идти не стоит. Поскольку есть опасность, что пока вы доберётесь до него, то ваше состояние может усугубиться.

Обычно беременную женщину с подозрением на угрозу выкидыша тут же госпитализируют. В больнице медики проводят обследование ультразвуком, пытаясь определить жизнеспособность плода. Если это не удаётся, то существуют специальные тесты для того, чтобы исключить внематочную беременность. Она очень опасна для жизни. Поскольку рано или поздно может произойти внутреннее кровотечение и понадобится срочная операция, чтобы спасти пациентку.

В случае, если врач установит, что у женщины произошёл неполный аборт или беременность замерла, тогда необходимо принимать меры. Иногда медики занимают выжидательную тактику в надежде, что в течение нескольких недель матка самостоятельно очистится от продуктов зачатия. Таким образом женщине удаётся избежать побочных эффектов, которые могут вызвать лекарства и операции.

Если же врач считает необходимым применить медикаментозное лечение, то он назначает препараты, которые способствуют завершению процесса самопроизвольного аборта.

Самый быстрый способ полностью очистить матку после выкидыша – это хирургическое вмешательство. Оно безболезненно и позволяет избежать тяжёлых кровотечений. Хирург при помощи вакуумного или другого инструмента вычищает всё лишнее из матки. Однако эта операция может привести к различным осложнениям, в том числе повреждению матки и её шейки. А это может сделать женщину бесплодной.

К сожалению, медики до сих пор не нашли способа предотвратить выкидыш. Поэтому единственный способ избежать этой беды повторно – выяснить причину самопроизвольного аборта и исключить все провоцирующие факторы.

6 стр. «ДД» №23 (12.659), 8 – 14.06.2017

Аборт на позднем сроке: Две истории о самом тяжелом решении в жизни

Это может коснуться любой из нас

Каково это: решиться прервать беременность на позднем сроке? И что может произойти с женщинами, если государство будет существенно ограничивать их репродуктивные права? Две американки: Кэти из Калифорнии и Джейн из Вирджинии имели очень веские причины для принятия решения о позднем аборте несколько лет назад. Однако сегодня к горю несостоявшихся матерей может прибавиться криминальная ответственность.

Обе женщины: Кэти (31 год) и Джейн (41) были очень рады узнать о том, что ждут ребенка. Но случилось то, чего боится любая мама. И обе они решили прервать беременность: одна на 28-й неделе, другая — на 27-й.

Недавно палата представителей американского парламента одобрила закон о криминализации абортов после 20-й недели беременности. Он должен пройти одобрение сената, но президент США Трамп уже объявил, что собирается немедленно подписать закон, как только он ляжет на его стол. На данный момент только 16% медицинских учреждений делают аборты на или после 24-й недели, а в половине штатов аборт возможен до 20-22 недели.

История первая. Кэти

Мы с мужем к тому времени были женаты три года и купили дом, решили, что пора заводить детей, через пять месяцев после этого решения я забеременела. Мы были в восторге. На 12-й неделе мы объявили об этом всем нашим друзьям, а на 15-й неделе я сделала УЗИ и мы узнали, что это мальчик. Я стала покупать одежду и украшать комнатку. Мы выбрали имя: Оливер.

Читать еще:  Как определить выкидыш через неделю

Моя беременность была абсолютно нормальной, у нас не было наследственных болезней в роду, поэтому мы записались на самое обычное УЗИ в 20 недель: это когда медики проверяют все органы ребенка. За день до даты обследования я вдруг занервничала, сказала мужу, что боюсь, вдруг они найдут что-то. Я всегда была тревожной, поэтому он постарался успокоить меня — обычная тревожность, не более. Но я никак не могла избавиться от этого чувства.

Свежие новости

УЗИ и обнаружение дефекта

Человек, который сидит за аппаратом УЗИ, не может и не должен вам ничего говорить, но я заметила, что он несколько раз проверил одну и ту же зону на мониторе и лицо его изменилось. У меня сердце упало. А он сказал: «Что-то не так с почками, сейчас придет доктор и поговорит с вами» и вышел.

Доктор сказал, что в обех почках ребенка — избыток жидкости: малыши заглатывают амниотическую жидкость, она перерабатывается почками и выходит, и если эта жидкость — в почках, то почти всегда это не так страшно, просто ребенка потом должен будет наблюдать уролог. Я спросила, какой худший сценарий этой патологии. Доктор сказал, что бывает так, что уретра малыша может быть заблокирована фрагментом ткани и он не сможет выпустить жидкость, такие дети умирают вскоре после рождения: у них не работают легкие или развивается сепсис, ведь почки не работают.

Меня послали к специалисту по внутриутробному развитию, но запись была только через две недели. Он согласился с мнением коллеги и заметил, что количество околоплодной жидкости уменьшается, направил меня к детскому нефрологу — специалисту по почкам, чтобы он сказал, как наблюдаться после рождения, но к нему я смогла попасть только на 24-й неделе беременности. Я не спала, почти не ела, искала в интернете всю возможную информацию. Когда я наконец пришла к доктору, она была совсем другого мнения о перспективах. Она была уверена, что одна почка слишком разрослась и подавляет рост легкого. Она сказала, что ребенку понадобится диализ и даже пересадка почки после рождения — мне раньше этого не говорили. Она сказала, что закупорка уретры — это скорей всего то, что является причиной этого состояния. Нас направили в Сан-Франциско, в центр, где детям проводили операции прямо во чреве матери. Они получили все наши медицинские документы и сразу позвали нас на прием. Когда мы прибыли туда в спешном порядке, нефролог центра сказала, что вероятность закупорки уретры почти 100% и она же первая высказала мысль об аборте. Она сказала: если вам нужна информация о прерывании беременности, я вам ее предоставлю. Я сказала, что у меня уже 24 недели, позднее нельзя делать аборт. Но она объяснила, что в нашем штате это возможно, когда у ребенка нет возможности выжить вне материнского тела, как в нашем случае. Я вернулась домой, сделала еще одно УЗИ: объем амниотической жидкости не дотягивал до нормы, мы сообщил об этом в Сан-Франциско, они пригласили нас на консилиум с 50 докторами. Наш нефролог сказал, что теперь уверен в диагнозе и наш ребенок не то, что не проживет года, а, скорее всего, умрет в первые минуты после рождения.

Тяжелое решение

Я была в шоке. Я спросила доктора, что бы она сделала, если бы это был ее ребенок. Она сказала, что видела, как дети с не такими серьезными нарушениями рождались и умирали вскоре после рождения и их родители говорили, что если бы они заранее знали, как сильно будут страдать их малыши, они бы не допустили этого и прервали беременность.

Это было самое трудное решение в моей жизни. Я отчаянно хотела, чтоб мой ребенок жил, но я не могла себе представить, что рожу, только для того, чтобы увидеть, как он умирает в мучениях у меня на глазах. Я сказала своему мужу, что мы можем пройти через боль, если беременность продолжится, но почему мы должны заставить нашего сына невыносимо страдать? Тогда-то и пришло это решение. Я чувствовала бы себя эгоисткой, если бы родила только для того, чтобы видеть как мой сын задыхается и умирает у меня на руках.

Возможных процедур было две: собственно выскабливание или искусственные роды после инъекции, которая останавливала сердце ребенка. Сначала я была за выскабливание, меня ужасала мысль о том, что я буду рожать, со схватками и всем прочим, мертвого ребенка. Но в клинике мне сказали, что первый вариант — это процесс на несколько дней и стоить он будет минимум $10 000, потому что его не покрывает страховка. Мы не могли себе этого позволить, мы должны были бы влезть в огромные долги. А вот второй вариант, в котором игла вводится в матку и делается укол, похожий на анестезию, от которой ребенок не проснется, с последующей стимуляцией родов, будет стоить мне $400, потому что в этом случае работает страховка.

Как это было

Мой муж пришел со мной в клинику для инъекции, но его не пустили в палату. Мне дали успокоительное. Все заняло 5-10 минут, было немного больно. Сердце ребенка перестало биться сразу после укола. Через сутки я родила мертворожденного ребенка. Это был самый худший день в моей жизни. Физически восстановление было как после обычных родов, а эмоционально это был кошмар. Я ходила к психологу, который занимается проблемами в послеродовой период и в случае потери ребенка. Я также в интернете общалась с женщинами, которые прошли через ту же ситуацию — я бы без их поддержки не выжила бы. Я и сейчас, три года спустя, еще не отошла от этой травмы.

Вопрос о запрете абортов на поздних стадиях

Тем не менее я не чувствую за собой вины за принятое решение. Аутопсия показала, что обе почки ребенка были полностью разрушены и не смогли бы никогда работать, легкие были совсем недоразвиты, мозг поврежден. Врачи сказали, что они на 100% были уверены, что ребенок не прожил бы и нескольких часов.

Я думаю, что большинство людей просто не понимает, почему делаются аборты на поздних сроках. Я знала, что мой сын умрет: вопрос был в том, как и когда. Я могла ничего не делать и он задохнулся бы или я могла принять решение и он бы просто заснул и не проснулся. Я сделала аборт, потому что любила мое дитя.

История вторая. Джейн

Я забеременела в 38 лет. Это была запланированная беременность, но я просто пришла на плановый осмотр гинеколога и тут узнала о том, что жду ребенка. Когда я сделала УЗИ второго семестра, которое выявляет хромосомные аномалии, например синдром Дауна, мне сказали, что дополнительных обследований не надо, несмотря на мой возраст (женщинам после 35 обычно их назначают, потому что риск хромосомных аномалий выше). Я спросила, надо ли мне делать амниоцентез, но мне сказали: не надо, нет показаний, все прекрасно.

УЗИ и обнаружение дефекта

И вот я пришла на УЗИ в 20 недель и врачи говорят мне, что не могут увидеть сердца ребенка. Доктор сказал, что ничего страшного. Я вернулась через две недели. Врач сказал, что сердце нормальное, сердцебиение нормальное, но мне нужно прийти через пять недель. Я тогда еще подумала: если все хорошо, зачем приходить еще раз? Уже после всего я вернулась в клинику и потребовала показать мне все снимки, оказывается, лица ребенка они на УЗИ не могли видеть, но ничего мне не сказали.

На УЗИ в 27 недель мне объявили, что у ребенка врожденный дефект сердца (полный атриовентрикулярный септальный дефект), типичный для детей с синдромом Дауна и 50% вероятность синдрома Дауна. Доктор на УЗИ сказала, что уже поздно прерывать беременность и она не хотела еще раньше посылать меня на амниоцентез, потому что это могло бы спровоцировать преждевременные роды. Медики предложили мне сдать анализ крови, который мне надо было сделать в начале беременности, он был бы бесплатный, по страховке. Через 10 дней ожидались результаты из лаборатории. Я была полностью разбита. Я сказала, что не могу ждать, что я хочу сделать амниоцентез. Меня направили на процедуру немедленно, в тот же день мне удалось посетить генетика.

Тяжелое решение

Я сказала генетику, что я ненавижу это говорить, но я не хочу продолжать беременность в случае, если у меня должен родиться ребенок с инвалидностью и сложнейшим пороком сердца, который надо будет оперировать сразу после рождения. Я знала, что многие люди осудят такое решение, но я не могла привести в мир такого ребенка, зная, что нам с мужем обоим по 40 лет. Как я смогу оставить человека с инвалидностью одного, когда не смогу за ним ухаживать или умру, а у него будет синдром Дауна, больное сердце, которое ему могут и не пересадить, и опухоли?

Генетик сказал: «Я могу вас направить, но это будет стоить около $11000». Я не представляла в тот момент, где взять деньги. Все, что я смогла придумать, это позвонить родителям, они сразу согласились сделать все необходимое. Тогда генетик позвонил врачу в штате Мэриленд, одному из тех немногих, которые берутся за аборты на поздних сроках. В нашем штате ни один врач не делал такую операцию (прим. ред. — клиника в Мэриленде, куда обратилась Джейн была закрыта в сентябре этого года).

Как это было

По дороге в клинику я должна была пройти через толпу протестующих, в основном это были мужчины в возрасте, они орали на меня. Это было отвратительно. Моя сестра была со мной, мой муж пришел на следующий день — я не хотела, чтобы он был там в тот день. Всего процедура заняла 4 дня.

Когда я приехала, мне сразу сделали УЗИ — в мозге у ребенка были огромные опухоли, сердце было поражено дефектом и подтвердился синдром Дауна. И если о синдроме я уже знала по результатам амниоцентеза, то про опухоли мне не говорили. Мне дали успокоительное и сделали укол, чтобы остановить сердце ребенка. Мне поставили палочки ламинарии для расширения цервикального канала и отправили в отель. Я должна была активно ходить, чтоб начать схватки. Казалось, что все вокруг знали, что происходит. На следующий день я снова явилась в клинику, мне поставили еще больше расширителей, отправили опять в отель, потому что матка не раскрылась. Ночью в отеле у меня начались схватки, это было ужасно: всю ночь в отельном номере мне давали обезболивающее, всю ночь были потуги. Мой муж в этот момент был со мной. В 8 утра я отправилась в клинику и не могла разродиться весь день, мне дали лекарство, от которого меня начало трясти. В палате было 6 таких же женщин, как я. Мой муж плакал, он не мог смотреть на меня в таком состоянии. Когда я родила, меня спросили, хочу ли я увидеть ребенка. Я сейчас жалею, что сказала тогда нет, но тогда я просто не могла это сделать. Ребенка забрали для похорон. Мы уехали в тот же день после обеда.

Вопрос о запрете абортов на поздних стадиях

Я плакала месяцами. Знакомым я сказала, что у ребенка было больное сердце (что не было ложью) и он умер. Но моим близким друзьям мне захотелось сказать правду, все они проявили понимание. Они сказали, что это было бы ужасно и нестерпимо для любого человека. Через 4-5 месяцев я снова забеременела, в этот раз я прошла все возможные анализы и обследования. У меня был другой, очень хороший врач, который все понял. Он говорил, что это невероятно, что мне тогда не предложили сделать целый ряд необходимых в моем возрасте обследований. У меня нет сожалений, но политические кампании, построенные на риторике вокруг запрета абортов, вызывают у меня гнев и отвращение. Люди порой почему-то бывают так жестоки.

Читать еще:  Куда выбрасывают выкидышей

Врач про наших детей: «Этот материал надо сдать в утилизацию»

В октябре 2015 года двадцатидевятилетняя Настя потеряла двойняшек, мальчика и девочку, на сроке 18 недель беременности. В тот момент, когда она по скорой попала в больницу, остановить выкидыш, по словам врачей, было уже невозможно.

Однако для Насти, убежденной противницы абортов в любой форме и на любом сроке, было очень важно, чтобы ее беременность, если ей действительно суждено прерваться, прервалась без медицинского вмешательства, естественным путем. Понимания у врачей она не встретила и, в буквальном смысле рискуя жизнью, уехала домой, где и произошли роды.

– Расскажи, почему ты попала в больницу и что там происходило?

– У меня было ЭКО, в силу физиологических причин это единственный для меня способ забеременеть. Прижились два эмбриона. Но на сроке 18 недель произошло пролабирование плодного пузыря во влагалище. По настоянию акушерки мы поехали в больницу. Но там врачи сказали, что сделать ничего невозможно. Тогда я захотела уехать из больницы домой. Или хотя бы в другую больницу. Мы пытались найти больницу, где нас бы взяли, но все отказались, в том числе центр Кулакова. Никто не хотел портить статистику.

– Но в той больнице, где ты оказалась, медики как-то пытались остановить процесс?

– Да, они ставили магнезию в капельнице, папаверин, ношпу. Но действительно, что они могут сделать? Ничего. Я провела у них несколько дней на сохранении, и каждый день, по несколько раз в день, они приходили и говорили: “Делай аборт, делай аборт, делай аборт”.

– Почему они не готовы были дождаться самопроизвольного выкидыша, если шансов все равно не было?

– Они говорили, что это невозможно, потому что я тогда умру.

– От чего?

– От того, что у меня якобы начался сепсис. Сначала они говорили, что у меня начнется сепсис. А потом стали говорить, что он уже начался.

– А почему “якобы”? У тебя была высокая температура?

– Да, под конец у меня начала подниматься температура. Но, как только я оттуда уехала, температура сразу спала. Я думаю, она подскочила на нервной почве. Еще они мне сказали, что, если я не сделаю аборт, а буду рожать сама, у меня начнется кровотечение. И если я даже не умру, то потеряю матку. Это был очень жесткий прессинг, они прямо требовали, чтобы я сделала аборт.

– Где все это происходило?

– В городской больнице города Клин. Я возмущена поведением врачей. Я считаю, что врач может советовать, может на чем-то настаивать, может даже обвинять. Но он не может оказывать открытое противодействие, запрещать уйти из больницы. У меня было ощущение, что я в тюрьме.

– А как они запрещали?

– Ну, вот так. Я сказала, что хочу уехать домой. Они сказали: “Нет, мы не пустим”. Муж сказал: “Все, я ее забираю, дайте, пожалуйста, каталку”. Они сказали: “Нет, не дадим”. – “Хорошо, я вынесу ее на руках”. – “Нет, мы станем вот здесь в проходе и не дадим вам выйти”. Вот такой вот бред. А потом они вызвали наряд милиции.

– И что сделала милиция?

– Они приехали, постояли в сторонке – и все. Написали: “Общественный порядок не нарушен”.

– Как же вы все-таки оттуда уехали?

– После того как милиция уехала, пришли две юристки. Я написала, что я предупреждена, что потеряю матку, умру и так далее, если уйду из больницы. Потом мне сказали: “Что-то непонятно написано. Прочтите-ка вслух”. Я прочитала вслух, а они это записали на диктофон. После этого они дали каталку, и мы ушли. У меня есть выписка из больницы.

Она присылает мне скан выписки по электронной почте. Там изложена примерно та же история, что рассказала мне Настя, но с несколько иными акцентами:

«…Принимая во внимание ухудшение состояния беременной, развитие эндометрита, отсутствие перспектив в прогрессировании данной беременности, больной предложено прерывание беременности на фоне антибактериальной и инфузионной терапии. Больная и ее муж категорически отказываются от прерывания беременности, настаивают на переводе больной в НЦ акушерства, гинекологии и перинатологии им. Кулакова… Больной и ее мужу в доступной форме разъяснена необходимость стационарного лечения, а также бесперспективность и опасность дальнейшего пролонгирования беременности, необратимые последствия для жизни и здоровья беременной… Для юридического оформления отказа от госпитализации из отделения вызваны юристы больницы… Был вызван патруль полиции. В присутствии участкового капитана милиции (ФИО) и полицейского старшего прапорщика (ФИО), господину (ФИО мужа Насти) разъяснено состояние его жены, а также последствия отказа от предложенного лечения (антибактериальной, инфузионной терапии, прерывания беременности). В присутствии юристов Клинской городской больницы оформлен информированный отказ от стационарного лечения. Больная выписана из отделения».

Слова “сепсис” в выписке нет, но есть словосочетание “начавшийся инфицированный выкидыш”.

– Уходя из больницы, ты очень рисковала.

– В тот момент я искренне поверила врачам, что у меня сепсис. Я осознавала, что исход может быть летальным. Но я не стала бы убивать детей абортом, даже если бы мне пришлось умереть. Они должны были прожить отпущенное им время.

– По-моему, в ситуации, когда дети все равно были обречены, жертвовать жизнью – это просто форма самоубийства. Другое дело, что врачи теоретически должны были воспринимать с уважением твое неприятие абортов – и дать родам развиваться естественным путем, без стимуляции. Но тут скользкий момент с сепсисом. Если сепсис, по их мнению, действительно начинался, они обязаны были спасать твою жизнь.

– Нет. Если человек в сознании и в адеквате, он может отказаться от медицинского вмешательства на любом этапе.

– У тебя была надежда, что дети выживут?

– Что было дома?

– Мы приехали вечером, все было нормально, у меня спала температура. А утром начались роды.

– Из медперсонала кто-то был на родах?

– Да, приехала акушерка, к которой я ходила на подготовку к родам и с которой собиралась рожать. Она меня осмотрела, сказала, что все вышло, посидела некоторое время со мной, убедилась, что нет кровотечения. Заставила меня поесть. Потом уехала и посоветовала вызвать скорую и полицию. Я думаю, мы могли бы этого и не делать: насколько я знаю, эмбрионы считаются у нас людьми только с 22 недель. Но мы вызвали. Со скорой тоже возник конфликт, так как я не хотела с ними уезжать на чистку, а они на этом очень настаивали. А я уже устала от всех этих бесполезных медицинских вмешательств. Еще врач скорой сказала про наших детей, что “этот материал надо сдать в утилизацию”. Муж ей ответил: “Сейчас я вас в утилизацию сдам!” Врач скорой очень сильно испугалась и вызвала полицию. Полиции она сказала, что муж меня бьет и что мы вызвали аборт. Полиция пыталась забрать моего мужа в обезьянник, а меня скорая пыталась забрать в больницу.

– Но не забрали?

– Я в этой ситуации оказалась самым здравомыслящим человеком и позвонила юристке, занимающейся делами семьи. Она поговорила по громкой связи с милиционером и скорой, сказала, что вы нарушаете такие-то и такие-то законы и положения. Человек в сознании? В сознании. Значит, он может сам принимать решение о госпитализации. На этом все закончилось. Потом мы сами похоронили детей. Юридически легально похоронить детей, родившихся на таком сроке, невозможно. Они не считаются людьми. Они считаются биологическими отходами класса “Б”. И если бы дело было в больнице, нам бы их не отдали. Потому что они потенциально опасны. Они же “не люди”, то есть их нельзя похоронить на кладбище. А так – может быть, к примеру, заражение почвы. И когда я позже пришла к врачу по знакомству на УЗИ, чтобы посмотреть, нет ли каких-то остатков в матке, первое, о чем она меня спросила: “А вы хорошо их закопали? Я потом не буду фигурировать по делу как соучастник?”

– Вы поэтому не хотели оставаться в больнице? Чтобы похоронить их?

– Для нас с мужем эти дети – абсолютно такие же люди, как мы сами, как другие члены нашей семьи. Мы не относимся к ним как к каким-то будущим детям. Они уже дети. Как можно детей оставить в больнице для утилизации? Кроме того, в больнице мне бы никто не дал рожать самостоятельно три часа. Они бы в этот процесс обязательно вмешались. Потом мне бы сделали в обязательном порядке чистку. Я вообще считаю, что человеку лучше всего рождаться и умирать дома, в кругу семьи. И раз уж так получилось, что мои дети должны были умереть, я хотела, чтобы у меня хотя бы была возможность с ними попрощаться. И я рада, что мы сделали все именно так. Меня греет мысль, что они не мучились. Что их не разорвали на куски. Что они спокойно умерли.

Отрывок из книги Анны Старобинец «Посмотри на него» (АСТ, Corpus, 2017)

Беременность и роды в Средние века

Если нет специального уточнения, то по умолчанию предполагается, что речь идет о Средневековой Европе, с учетом того, что некоторые положения относятся ко всему доиндустриальному периоду (то есть до XVIII – XX веков).

• В среднем возраст наступления менархе (первое менструальное кровотечение) зависит от двух факторов: этнического и социального. Как правило, у народов, живущих в жарком климате, половая зрелость наступает на несколько лет раньше (8 — 12 лет), чем у тех, кто живет в холодном (12 – 14 лет). Второй фактор, социальный, влияет на питание девушки, чем оно лучше, тем раньше (точнее, вовремя) наступает менархе, в то время как недоедание и истощение могут спровоцировать задержку полового созревания. Отсюда теория, что при жестком социальном разделении в обществе девочки из богатых семей созревали на пару лет раньше, чем их ровесницы из простых. В любом случае, возраст начала месячных, помимо этих двух факторов, определяется еще и кучей индивидуальных и спокойно может колебаться от 8 до 14 лет.

• С момента начала менструаций девушка считалась формально зрелой для брака и половой жизни, но это не значит, что ее моментально выдавали замуж и заставляли рожать. Это зависело от политической и экономической целесообразности. В крестьянских семьях имело смысл отдавать дочь попозже (все-таки рабочие руки), но при этом стараться не передержать.

• У многих народов менструации считались чем-то «грязным» и «нечистым», женщин в этот период изолировали, ограничивали в каких-то занятиях (например, приготовление пищи и посещение церкви). Отчасти это делалось еще и для того, чтобы защитить женщину от насмешек и пренебрежения, так как средства гигиены того времени не всегда позволяли скрывать состояние женщины.

• Средства личной гигиены в период менструации долгое время не развивались из-за того, что не было особой нужды их развивать, в условиях доиндустриальных темпов воспроизведения населения, женщина большую часть своей взрослой жизни находилась в состоянии беременности или лактации, и могла встретиться с менструацией всего несколько раз за всю жизнь.

• Коротко о средствах личной гигиены по периодам:
— первобытность – кора деревьев, листья растений, шкуры животных, морские губки или же попросту ничего;
— Древний мир (Египет, Греция, Рим, Вавилон) – примитивные тампоны и прокладки из папируса, полотна, комков ваты или иной материи, как правило, многоразового использования;
— Азия (Япония, Китай, Индия) – одноразовые бумажные салфетки-прокладки, удерживаемые при помощи специального пояса из куска ткани, пропускаемого между ног;
— Средневековая Европа – нижняя часть сорочки (нательной рубашки) или нижней юбки, которая пропускалась между ног;
— Россия — «срамные порты» — специальные штаны, надевавшиеся под юбки и впитывающие все выделения.

Читать еще:  Выкидыш и его разновидности

Современные одноразовые средства личной гигиены вошли в повседневный обиход лишь во второй половине – конце ХХ века; в России вплоть до распада Советского Союза пользовались самодельными прокладками и тампонами, слепленными из ваты, /спичек и желудей/ марли и туалетной бумаги.

• При всей кажущейся очевидности закономерностей, механизм возникновения беременности был в древности непонятен. Большое значение придавалось влиянию высших сил, «Божьей воле» и так далее.

• У представительниц знатного рода овуляцию и предполагаемую беременность определяли специальные врачи, иногда по совместительству астрологи, путем подсчета дней и выявлению некоторых таинственных «признаков». Для этого женщине измеряли пульс и температуру, расспрашивали о самочувствии, осматривали молочные железы. К менструальному циклу как к самому первому и надежному признаку относились с недоверием. Зато популярностью пользовались всякие эксперименты с мочой, что самое интересное, современные ученые даже обнаружили в этом какой-то смысл.

• Зачастую распознать «ложную беременность» (которые случались довольно часто из-за жесткого социального давления) получалось только по отсутствию шевеления плода и родовой деятельности в положенное время.

• Удачное наступление беременности связывалось в первую очередь с ролью женщины – ее здоровьем и благочестием, плодовитостью женщин в ее роду. Если желанная беременность в семье не наступала, обвиняли в этом почти всегда женщину, так как считалось, что мужчина не может быть бесплодным при условии, что способен завершить половой акт. В то же время, если женщина, получившая развод по причине заявленной неспособности родить наследника, затем успешно рожала сыновей от другого мужчины (как это произошло, например, с Элионорой Аквитанской), ее первый муж становился предметом насмешек. Если в браке дети появлялись лишь спустя долгое время и в количестве одного – двух, это было поводом для слухов о предполагаемой измене.

• На зачатие, причем непременно мальчика, пытались повлиять бессчетным количеством бесполезных суеверий и обычаев, среди которых: секс в строго определенной позе, расчет совместимости супругов по гороскопу или путем смешивания мочи, времени суток полового акта и т.д., не считая бесконечных молитв, заговоров и примет.

• Влияние позы чрезвычайно преувеличивалось. Например, в одном из рассказов Декамерона мужчина верит, что сам забеременел, так как позволил жене в постели быть сверху.

• Что касается женского оргазма или хотя бы женского удовольствия и их влияния на зачатие, то здесь встречались два противоположных взгляда. Жидкость, выделяемая женскими половыми органами во время секса, иногда тоже называлась «спермой» или «семенем». Соответственно, одна теория заключалась в том, что «женская сперма» портит мужскую, то есть ее выделение во время совокупления нежелательно. Другая теория, наоборот, заключалась в том, что для зачатия необходимо удовольствие обоих партнеров, то есть соединение жидкостей. К слову, эта теория отвергала возможность наступления беременности в результате изнасилования, ведь если было удовольствие, значит, было и согласие.

• Поскольку главным и единственным признанным христианской церковью назначением секса было именно продолжение рода, как правило после обнаружения беременности сексуальная жизнь между супругами прекращалась до родов и последующего восстановления менструального цикла.

• Именно стремлением ускорить восстановление репродуктивных функций после родов и, следовательно, ускорить следующую беременность, объясняется отказ от грудного вскармливания ребенка и передача его кормилице – лактация замедляет восстановление цикла.

• Никаких способов поддержания и сохранения беременности не знали, поэтому часто случались выкидыши, спровоцированные плохим питанием, тяжелым физическим трудом, стрессом, соблюдением поста (в исламе необязателен; в христианстве допускаются только послабления), ездой верхом или тряской в телеге. Рассчитывать на отдых женщина могла лишь при явном недомогании на позднем сроке.

• Выкидыши и мертворождения случались часто и на очень поздних сроках.

• Неправильно проходящая беременность (например, внематочная) равнялась смертному приговору для матери практически в 100% случаев.

• Контрацепция – была! Только вся неэффективная и в основном предназначенная для защиты от сифилиса, которого в Европе очень боялись, нежели от нежелательной беременности. Самый древний, он же самый простой способ, изобретенный еще ветхозаветным Онаном – метод прерванного полового акта. Впрочем, церкви одинаково не нравились все ухищрения на этот счет.

• Смертность, смертность и еще раз смертность – это не преувеличение, это факт. Огромная, просто чудовищная женская и младенческая смертность в результате родов. Можно разделить на две категории:

— смерть непосредственно в родах, при неудачном их течении, гибели плода внутри и последующей интоксикации тела матери (так, например, умерла первая жена императора Павла I) либо неудачных попытках извлечь плод, приводящих к смерти матери;

— смерть в результате «родильной горячки» или «огневицы», представляющей собой обширное заражение крови, возникающее в результате разрывов половых органов во время родов и банального попадания туда грязи.

В любом случае смерть женщины была долгой (несколько суток) и мучительной, медицина не могла обеспечить практически никакой помощи или хотя бы облегчения боли. Факторы, способствовавшие высокой смертности:

— непонимание, просто неспособность понять природы возникновения заражений и инфекций, отсутствие понятия о стерильности вплоть до второй половины XIX века;

— отсутствие хоть сколько-нибудь эффективных средств борьбы с заражением крови и/или перитонитом (нет, это не лечится травками, и даже утоплением в антибиотиках не всегда лечится);

— кесарево сечение, несмотря на глубокую древность, до XIX века приводило к смерти женщины практически в 100% случаев, веками было под запретом и обычно производилось на уже мертвой женщине, ради небольшого шанса спасения ребенка;

— изобретение других акушерских средств, таких, как например, щипцы, относится уже к XVIII веку.

• Бытует мнение, что самыми опасными являются первые роды, так как именно при них особо часто происходят разрывы. По моим подсчетам, на первые роды приходится четверть случаев смерти в родах. В качестве репрезентативной выборки были взяты 50 женщин (преимущественно европейских принцесс живших не позднее XIX века, возрастом от 14 до 40 лет, рожавшие от одного до 14 раз). И вот что получилось:

— в 26% к смерти приводили первые роды;
— в 20% вторые роды;
— в 14% третьи роды;
— в оставшихся 40% четвертые и последующие роды (включая восьмые, девятые и так далее).

Хорошее понимание природы женской смертности и опыта борьбы с ней может дать книга Поля де Крюи «Борьба со смертью» (о реалиях XIX – XX веков).

• Помогали при родах повитухи и другие женщины, уже рожавшие, например, подруги или родственницы роженицы. Только в знатных и богатых семьях при родах присутствовал врач. Где-то неподалеку всегда держали священника на случай, если что-то пойдет не так. И все, разумеется, молились. У одной королевы был такой большой стаж мертворождений, что священник умудрился окрестить очередного ее ребенка за 2 минуты после появления на свет, ровно уложившись в то время, которое младенец прожил.

• Довольно частый мотив в фольклоре многих народов – осложненные роды и чудесное спасение ребенка какой-то потусторонней силой. У германских народов встречается и обратный мотив – сложности возникают у мифических существ (фейри, эльфы, подземный народ) и они приходят за помощью к женщине-повитухе.

• Не беря случаи родов в поле, хлеву или под кустом, что тоже не было редкостью, обычно для родов заранее отводилось специальное помещение, по возможности чистое (хотя понятие чистоты в то время было весьма условным) – либо отдельная комната, либо, если это изба, то огороженный простыней угол комнаты.

• Рожали обычно лежа или сидя, причем совсем не обязательно в специальном кресле, иногда роженицу просто поддерживали в нужном положении другие женщины. Могли посоветовать встать и походить, попробовать тужиться стоя, опершись обо что-то. Если роды были очередные, роженица сама решала, как ей удобнее.

• Учитывая, что процесс был долгим и мучительным, в родильном помещении зачастую кроме благочестивых молитв о благополучном исходе, случалось, проскальзывал и крепкий матерок.

• Зачастую после родов ни мать, ни ребенка не обмывали, а просто вытирали насухо, удаляя кровь и слизь, после чего тело ребенка растирали маслом и сразу туго запеленывали.

• Наконец, если ребенок оказывался мальчиком, начинались песни и пляски с бубнами, если девочка – радости было поменьше.

• Аборты были известны во всех человеческих культурах во все времена. Не исключено, что это вообще одно из первых вмешательств в организм, которое освоили люди. Но отношение к абортам в разных культурах и на разных этапах развития человечества различалось от вполне нейтрального (хотя даже в обществах, где аборты были легитимизированы, находились резкие противники, что указывает на то, что этот аспект всегда был этически неоднозначным) до резко негативного.

— В языческие времена к абортам относились довольно снисходительно, хотя массив письменных источников доносит до нас плюрализм мнений – с одной стороны, это была совершенно обычная практика для контроля рождаемости, с другой – прибегали к ней преимущественно женщины богатые и не из благородных побуждений (сокрытие измены, забота о сохранении фигуры), что вызывало осуждение. Ссылаясь на философов, одобрительно высказывавшихся об абортах (Платон и Аристотель), необходимо учитывать их взгляды в комплексе, как часть общей евгенистической политики (аборты + детоубийства).

— Даже в языческих культурах абортированного ребенка редко ждет что-то хорошее: например, в славянской мифологии убитые так или иначе дети превращались в злобную нежить или зловредных духов.

— С пришествием христианства отношение общества к абортам резко изменилось – аборты были повсеместно запрещены и сурово карались вплоть до смертной казни (правда такое наказание не было массово применяемой практикой из-за абсолютной неискоренимости проблемы). В христианской этике аборт – страшнейший грех, хуже обычного убийства, так как обрекает душу нерожденного ребенка на пребывание в Аду до Второго пришествия (потом их участь все-таки смягчится). В случае если аборт производился в браке с согласия мужа – грех ложился и на него тоже, иногда даже в большей степени на него.

— Отношение к аборту и детоубийству (правильно рассматривать эти два явления в комплексе применительно к древности) всегда очень зависело от его причин в каждом конкретном случае – резко негативно в случае прелюбодеяния (а именно от незаконных детей избавлялись в первую очередь) и более спокойно в случае крайней бедности семьи и других объективных причин.

— В отличие от христианства, где с абортами было все четко и однозначно, в исламе эта проблема всегда была дискуссионна. Принципиальным является срок беременности, поскольку в исламе душа вселяется в тело на 120-й день после зачатия. Хотя встречаются и запреты на аборты после 40 дня, без уважительных на то причин, а также полные запреты на прерывание беременности на любом сроке. И, опять же, все упирается в вопрос о том, от кого беременность и дал ли муж свое согласие на ее прерывание.

• Применительно к древности было бы неверным разделять аборты и детоубийства, как они жестко разделены в современной правовой системе, а тогда это, по сути, были две разновидности одного явления – избавления от нежелательных детей, причем второе было зачастую даже более распространено, чем первое. В случае, когда ребенок был по каким-то причинам нежелателен, проще всего (и наиболее приемлемо социально) было окрестить его и просто перестать кормить. (Вспомните устойчивое советское (!) выражение «умирать на подоконнике» – это, если что, о недоношенных детях).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector