Клинические рекомендации протокол лечения выкидыш в ранние сроки

Выкидыш в ранние сроки ФЗ

Минздрава России от 07.06.2016 N 15-4/10/2-3482

Документ опубликован не был

Примечание к документу

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 7 июня 2016 г. N 15-4/10/2-3482

Министерство здравоохранения Российской Федерации направляет клинические рекомендации (протокол лечения) «Выкидыш в ранние сроки беременности: диагностика и тактика ведения», разработанные в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», для использования в работе руководителями органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации при подготовке нормативных правовых актов, а также при организации акушерско-гинекологической помощи и для использования в учебном процессе.

Заместитель министра Т.В.ЯКОВЛЕВА

Утверждаю Президент Российского общества акушеров-гинекологов, академик РАН, профессор В.Н.СЕРОВ 16 мая 2016 г.

Согласовано Главный внештатный специалист Министерства здравоохранения Российской Федерации по акушерству и гинекологии, академик РАН, профессор Л.В.АДАМЯН 16 мая 2016 г.

ВЫКИДЫШ В РАННИЕ СРОКИ БЕРЕМЕННОСТИ: ДИАГНОСТИКА И ТАКТИКА ВЕДЕНИЯ

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПРОТОКОЛ ЛЕЧЕНИЯ)

Адамян Лейла Владимировна — д.м.н., профессор, академик РАН заместитель директора по научной работе ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И.Кулакова» Минздрава России, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Минздрава России (г. Москва)

Артымук Наталья Владимировна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии N 2 ГБОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия» Минздрава России (г.

Белокриницкая Татьяна Евгеньевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФПК и ППС ГБОУ ВПО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России (г. Чита)

Петрухин Василий Алексеевич — д.м.н., профессор, руководитель акушерского физиологического отделения Московского областного научно-исследовательского института акушерства и гинекологии (г. Москва)

Смольнова Татьяна Юрьевна — д.м.н., доцент кафедры репродуктивной медицины и хирургии факультета ПДО МГМСУ им. А.И.Евдокимова, Старший научный сотрудник ФГБУ «НЦАГиП имени академика В.И.Кулакова» МЗ РФ, (г. Москва)

Сутурина Лариса Викторовна — д.м.н., профессор, руководитель отдела охраны репродуктивного здоровья и лаборатории гинекологической эндокринологии ФГБНУ «Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека» ФАНО России; профессор кафедры эндокринологии ГБОУ ДПО «Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования» Минздрава России (г. Иркутск)

Тетруашвили Нана Картлосовна — д.м.н., заведующая отделением профилактики и терапии невынашивания беременности ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И.Кулакова» Минздрава России (г. Москва)

Филиппов Олег Семенович — д.м.н., профессор, заместитель директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России, профессор кафедры акушерства и гинекологии ИПО ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М.Сеченова» Минздрава России (г. Москва)

Чечнева Марина Александровна — д.м.н. Руководитель лаборатории перинатальной диагностики ГБУЗ МО МОНИИАГ. Профессор кафедры лучевой диагностики ФУВ МОНИКИ им. М.Ф.Владимирского, (г. Москва)

Шмаков Роман Георгиевич — д.м.н., главный врач федерального государственного бюджетного учреждения «НЦАГиП имени академика В.И.Кулакова» Минздрава России (г. Москва)

Башмакова Надежда Васильевна — д.м.н., профессор, директор ФГБУ «Уральский научно-исследовательский институт материнства и младенчества» Минздрава России, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Уральского федерального округа (г. Екатеринбург)

Известно, что 10-20% клинически диагностированных беременностей заканчиваются выкидышем. Несмотря на широкое внедрение УЗИ, клиническое ведение пациенток с выкидышем мало изменилось за последние 50 лет и обычно опирается на традицию, а не на принципы доказательной медицины. До недавнего времени в медицинской литературе проблеме выкидыша уделялось меньше внимания, чем другим осложнениям беременности. Большинство женщин с выкидышем направляется в стационар для оценки ситуации, до 88% из них подвергаются хирургическому опорожнению матки. В данных методических рекомендациях (протоколе) представлен обзор достижений в клиническом ведении выкидыша и нехирургические подходы к опорожнению матки.

Выкидыш может быть связан с серьезными психологическими последствиями для пациенток, их партнеров и семей, поэтому в данном протоколе также приведены рекомендации в отношении использования медицинской терминологии и в отношении психологической поддержки и консультирования, предлагаемых женщинам после выкидыша.

Клинические рекомендации разработаны в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21

ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», на основе стандартов оказания медицинской помощи по данной проблеме и «Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)», утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 1 ноября 2012 г. N 572н.

При разработке клинических рекомендаций использовались материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, American Academy of Family Physicians, Royal College of Obstetricians and Gynaecologists (RCOG), International Federation of Obstetrics and Gynecology (FIGO), American College of Obstetricians and Gynecologists (ACOG), Cochrane Community и другие ресурсы.

Описанные в методическом пособии современные подходы к диагностике и тактике ведения выкидышей в ранние сроки беременности основаны на принципах доказательной медицины и являются ключевыми в организации своевременного выявления синдрома и оказания эффективной помощи пациенткам. В пособии использованы градации достоверности рекомендаций и убедительности

доказательств, представленные в приложении.

Самопроизвольный аборт (выкидыш) — самопроизвольное прерывание беременности до достижения плодом жизнеспособного гестационного срока.

В соответствии с определением ВОЗ, выкидышем является самопроизвольное изгнание или экстракция эмбриона (плода) массой до 500 г, что соответствует гестационному возрасту менее 22 недель беременности.

O03 Самопроизвольный выкидыш

O02.1 Несостоявшийся выкидыш

O20.0 Угрожающий выкидыш

Согласно позиции ведущих мировых обществ акушеров-гинекологов (RCOG, 2006; ACOG, 2011, 2015; NICE, 2012, 2015) медицинский термин «самопроизвольный аборт» должен быть заменен термином «выкидыш». Для описания разных типов выкидышей должна использоваться соответствующая терминология.

NB! Женщины очень переживают потерю желанной беременности, поэтому использование медицинскими работниками термина «аборт» может еще больше способствовать развитию негативного самовосприятия у пациенток, уже испытывающих чувство неудачи, а возможно, и стыда, вины и неуверенности в себе, связанных с невынашиванием беременности. Через все зарубежные рекомендации по ведению потерь в ранние сроки беременности красной нитью проходит стремление уменьшить физическую и психическую травму, связанную с выкидышем, и избежать нарушений репродуктивной функции в будущем. Следовательно, в медицинской документации и при обсуждении ранних потерь беременности с пациенткой рекомендуется сформулировать диагноз соответствующим образом (доказательство IV уровня).

Читать еще:  Зверобой после выкидыша

Номенклатура терминов Европейского общества репродукции человека

Минздрава России от 07.06.2016 N 15-4/10/2-3482 (вместе с «Клиническими рекомендациями (протоколом лечения). «, утв. Российским обществом акушеров-гинекологов 16.05.2016)

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 7 июня 2016 г. N 15-4/10/2-3482

Министерство здравоохранения Российской Федерации направляет клинические рекомендации (протокол лечения) «Выкидыш в ранние сроки беременности: диагностика и тактика ведения», разработанные в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», для использования в работе руководителями органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации при подготовке нормативных правовых актов, а также при организации акушерско-гинекологической помощи и для использования в учебном процессе.

Президент Российского общества

академик РАН, профессор

Главный внештатный специалист

по акушерству и гинекологии,

академик РАН, профессор

ВЫКИДЫШ В РАННИЕ СРОКИ БЕРЕМЕННОСТИ:

ДИАГНОСТИКА И ТАКТИКА ВЕДЕНИЯ

КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (ПРОТОКОЛ ЛЕЧЕНИЯ)

Адамян Лейла Владимировна — д.м.н., профессор, академик РАН заместитель директора по научной работе ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Минздрава России (г. Москва)

Артымук Наталья Владимировна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии N 2 ГБОУ ВПО «Кемеровская государственная медицинская академия» Минздрава России (г. Кемерово)

Белокриницкая Татьяна Евгеньевна — д.м.н., профессор, заведующая кафедрой акушерства и гинекологии ФПК и ППС ГБОУ ВПО «Читинская государственная медицинская академия» Минздрава России (г. Чита)

Петрухин Василий Алексеевич — д.м.н., профессор, руководитель акушерского физиологического отделения Московского областного научно-исследовательского института акушерства и гинекологии (г. Москва)

Смольнова Татьяна Юрьевна — д.м.н., доцент кафедры репродуктивной медицины и хирургии факультета ПДО МГМСУ им. А.И. Евдокимова, Старший научный сотрудник ФГБУ «НЦАГиП имени академика В.И. Кулакова» МЗ РФ, (г. Москва)

Сутурина Лариса Викторовна — д.м.н., профессор, руководитель отдела охраны репродуктивного здоровья и лаборатории гинекологической эндокринологии ФГБНУ «Научный центр проблем здоровья семьи и репродукции человека» ФАНО России; профессор кафедры эндокринологии ГБОУ ДПО «Иркутская государственная медицинская академия последипломного образования» Минздрава России (г. Иркутск)

Тетруашвили Нана Картлосовна — д.м.н., заведующая отделением профилактики и терапии невынашивания беременности ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России (г. Москва)

Филиппов Олег Семенович — д.м.н., профессор, заместитель директора Департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава России, профессор кафедры акушерства и гинекологии ИПО ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова» Минздрава России (г. Москва)

Чечнева Марина Александровна — д.м.н. Руководитель лаборатории перинатальной диагностики ГБУЗ МО МОНИИАГ. Профессор кафедры лучевой диагностики ФУВ МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского, (г. Москва)

Шмаков Роман Георгиевич — д.м.н., главный врач федерального государственного бюджетного учреждения «НЦАГиП имени академика В.И. Кулакова» Минздрава России (г. Москва)

Башмакова Надежда Васильевна — д.м.н., профессор, директор ФГБУ «Уральский научно-исследовательский институт материнства и младенчества» Минздрава России, главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии Уральского федерального округа (г. Екатеринбург)

Известно, что 10 — 20% клинически диагностированных беременностей заканчиваются выкидышем. Несмотря на широкое внедрение УЗИ, клиническое ведение пациенток с выкидышем мало изменилось за последние 50 лет и обычно опирается на традицию, а не на принципы доказательной медицины. До недавнего времени в медицинской литературе проблеме выкидыша уделялось меньше внимания, чем другим осложнениям беременности. Большинство женщин с выкидышем направляется в стационар для оценки ситуации, до 88% из них подвергаются хирургическому опорожнению матки. В данных методических рекомендациях (протоколе) представлен обзор достижений в клиническом ведении выкидыша и нехирургические подходы к опорожнению матки.

Выкидыш может быть связан с серьезными психологическими последствиями для пациенток, их партнеров и семей, поэтому в данном протоколе также приведены рекомендации в отношении использования медицинской терминологии и в отношении психологической поддержки и консультирования, предлагаемых женщинам после выкидыша.

Клинические рекомендации разработаны в соответствии со статьей 76 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», на основе стандартов оказания медицинской помощи по данной проблеме и «Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (за исключением использования вспомогательных репродуктивных технологий)», утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 1 ноября 2012 г. N 572н.

При разработке клинических рекомендаций использовались материалы ведущих мировых организаций: World Health Organization, American Academy of Family Physicians, Royal College of Obstetricians and Gynaecologists (RCOG), International Federation of Obstetrics and Gynecology (FIGO), American College of Obstetricians and Gynecologists (ACOG), Cochrane Community и другие ресурсы.

Описанные в методическом пособии современные подходы к диагностике и тактике ведения выкидышей в ранние сроки беременности основаны на принципах доказательной медицины и являются ключевыми в организации своевременного выявления синдрома и оказания эффективной помощи пациенткам. В пособии использованы градации достоверности рекомендаций и убедительности доказательств, представленные в приложении.

Самопроизвольный аборт (выкидыш) — самопроизвольное прерывание беременности до достижения плодом жизнеспособного гестационного срока.

В соответствии с определением ВОЗ, выкидышем является самопроизвольное изгнание или экстракция эмбриона (плода) массой до 500 г, что соответствует гестационному возрасту менее 22 недель беременности.

Согласно позиции ведущих мировых обществ акушеров-гинекологов (RCOG, 2006; ACOG, 2011, 2015; NICE, 2012, 2015) медицинский термин «самопроизвольный аборт» должен быть заменен термином «выкидыш». Для описания разных типов выкидышей должна использоваться соответствующая терминология.

NB! Женщины очень переживают потерю желанной беременности, поэтому использование медицинскими работниками термина «аборт» может еще больше способствовать развитию негативного самовосприятия у пациенток, уже испытывающих чувство неудачи, а возможно, и стыда, вины и неуверенности в себе, связанных с невынашиванием беременности. Через все зарубежные рекомендации по ведению потерь в ранние сроки беременности красной нитью проходит стремление уменьшить физическую и психическую травму, связанную с выкидышем, и избежать нарушений репродуктивной функции в будущем. Следовательно, в медицинской документации и при обсуждении ранних потерь беременности с пациенткой рекомендуется сформулировать диагноз соответствующим образом (доказательство IV уровня).

Читать еще:  Как выгляди выкидыш на раннем сроке

Номенклатура терминов Европейского общества репродукции

Когда беременность не развивается

Ответ на тот самый вопрос «почему?»

Акушеры-гинекологи — свидетели не только безмерного человеческого счастья, но и концентрированного горя. Когда счастливая женщина смотрит с надеждой на экран УЗ-монитора, мрачнеющие лица врачей и напряженные голоса далеко не сразу проникают в ее сознание. «Ваша беременность не развивается» — страшный приговор для тех, кто уже был окрылен надеждой.

Неразвивающиеся беременности, увы, нередкое событие. В последние годы мы ставим этот диагноз все чаще и чаще. Конечно, очень хочется объяснить неудачи «плохой экологией», вредной едой, ГМО, излучением из космоса и сглазом. Но ученые, занимающиеся проблемами невынашивания, считают, что всё это ни при чем.

Каковы шансы?

В идеальном менструальном цикле максимальная вероятность наступления беременности не превышает 40 %. И бóльшая часть (60 %) оплодотворенных яйцеклеток не превращается в эмбрион. Одни яйцеклетки останавливаются в развитии на самых ранних стадиях дробления, другие не осиливают долгую дорогу в поиске матки, третьи не могут хорошо прикрепиться к эндометрию. Все эти потерянные на сверхранних сроках беременности, как правило, не замечаются и не учитываются.

Если делать тесты на беременность каждый день (как участницы клинического исследования в 1988 году 1 ), можно обнаружить, что тест может в какие-то дни становиться слабо положительным, а потом снова отрицательным. Этот феномен врачи называют «биохимическая беременность» и не относят к болезненным состояниям. Фактически, это одна из самых первых ступенек естественного отбора, который придется пройти будущему человеку, чтобы прийти в этот мир.

Когда беременность раннего срока переходит в клиническую стадию (небольшая задержка менструации и уверенно положительный тест), шансы на благополучный исход возрастают: прогрессируют 80 % беременностей, а 20 % либо заканчивается выкидышем, либо «замирают» — останавливаются в развитии. В общем, тоже нередко.

Меньше знаешь, лучше спишь?

Основной причиной современной «эпидемии» неразвиваек, по сути, является бурное прогрессирование диагностических методик. Когда я училась в институте, в подвале кафедрального роддома квакали десятки самцов лягушек, содержавшихся для диагностики беременности ранних сроков (реакция Галли – Майнини). Мочу женщины вводили в лимфатический мешок земноводных. Если пациентка была беременна, самцы раздували горловой мешок, громко солидно квакали, а в их клоаке находили сперматозоиды.

Сравните этот цирк 25-летней давности с современными возможностями: тесты на беременность с «результатом в словах», УЗИ под каждым кустом, кровь на ХГЧ с результатом в цифрах. Мы научились ставить диагноз «беременность» не просто рано — слишком рано. Задолго до того, как будущий человек сможет уверенно заявить о своей жизнеспособности.

Буквально 15–20 лет назад бóльшую часть этих проблем мы просто не замечали: задержалась менструация, заболела грудь, а потом пришла менструация и грудь болеть перестала. Бессмысленный термин «гормональный сбой» — как раз из того периода развития медицины.

Читайте также:
Тазовое предлежание плода

Правда, была и обратная сторона. Если на фоне установившейся беременности начиналось кровотечение, скорая помощь везла женщину в круглосуточный стационар, врачи ставили диагноз «аборт в ходу» и проводили выскабливание полости матки. В те времена никто не разбирался, жив ли эмбрион, можно ли еще побороться. Просто не было таких диагностических возможностей. Сейчас даже при довольно обильных кровотечениях беременность можно попытаться сохранить. Главное — подтвердить жизнеспособность эмбриона.

Почему это произошло?

Этот вопрос задает каждая женщина, потерявшая беременность. В большинстве случаев врачи не смогут дать точный ответ. Есть ряд общепризнанных факторов риска, которые могут стать последней каплей на весах судьбы:

  • Возраст. Чем старше женщина, тем выше риск.
  • Если первая беременность «замерла», риск для второй беременности составляет те же 16–20 %. После двух эпизодов риск потери желанной беременности возрастает почти вдвое и составляет 36–38 %. У женщин, не имеющих живых детей, т.е. страдающих первичным привычным невынашиванием, вероятность потери беременности выше и составляет 40–45 % после третьего самопроизвольного прерывания 2 .
  • Курение более 10 сигарет в день.
  • Никакое количество алкоголя во время беременности не может считаться безопасным. Даже небольшая доза спиртного может остановить развитие плодного яйца.
  • Повышение температуры до 37,8 градуса и более.
  • Инфекционные заболевания (включая грипп и ОРВИ), прием лекарственных средств с тератогенным эффектом, воздействие ионизирующего излучения или химических веществ.
  • Интенсивные физические нагрузки.

При генетическом исследовании абортусов в 60–80 % случаев находят хромосомные аномалии у эмбрионов — это как раз тот вариант, когда оплакивать нечего. Природа пытается сохранить Homo sapiens в генетически первозданном виде: 46ХХ — девочки, 46XY — мальчики. В остальных случаях либо не заложилась какая-то жизненно важная система органов, либо не получился сам эмбрион (анэмбриония — это отличное плодное яйцо, но эмбриона в нем нет).

УЗ-признаки неблагоприятного исхода беременности 3

В сущности, основных признаков, по которым врачи определяют, что беременность замерла, всего два. Первый — у эмбриона с копчиково-теменным размером более 7 мм не определяется сердцебиение. И второй — при диаметре плодного яйца более 25 мм не определяется эмбрион.

Есть еще дополнительные признаки:

  • аномальный желточный мешок — крупный, неправильной формы, кальцинирован;
  • частота сердечных сокращений эмбриона менее 100 в минуту при сроке беременности 5–7 недель;
  • большие размеры ретрохориальной гематомы — более 25 % поверхности плодного яйца.

В любом случае диагноз «неразвивающаяся беременность» врачи стараются ставить очень тщательно, строго следуя критериям определения нежизнеспособности. Во всех сомнительных ситуациях рекомендуется повторное исследование в динамике через 7–10 дней.

О том, что делать, если диагноз все-таки был установлен, мы поговорим в следующей статье.

1 Wilcox AJ, Weinberg CR, O’Connor JF et al. Incidence of early loss of pregnancy // N Engl J Med. 1988; 319(4): 189. [PMID 3393170]

2 Радзинский В.Е., Димитрова В.И., Майскова И.Ю. Неразвивающаяся беременность. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. 200 с.

Читать еще:  Внутриматочная беременность выкидыш

3 Выкидыш в ранние сроки беременности: диагностика и тактика ведения. Клинические рекомендации (протокол лечения). М., 2016.

Когда беременность не развивается

Ответ на тот самый вопрос «почему?»

Акушеры-гинекологи — свидетели не только безмерного человеческого счастья, но и концентрированного горя. Когда счастливая женщина смотрит с надеждой на экран УЗ-монитора, мрачнеющие лица врачей и напряженные голоса далеко не сразу проникают в ее сознание. «Ваша беременность не развивается» — страшный приговор для тех, кто уже был окрылен надеждой.

Неразвивающиеся беременности, увы, нередкое событие. В последние годы мы ставим этот диагноз все чаще и чаще. Конечно, очень хочется объяснить неудачи «плохой экологией», вредной едой, ГМО, излучением из космоса и сглазом. Но ученые, занимающиеся проблемами невынашивания, считают, что всё это ни при чем.

Каковы шансы?

В идеальном менструальном цикле максимальная вероятность наступления беременности не превышает 40 %. И бóльшая часть (60 %) оплодотворенных яйцеклеток не превращается в эмбрион. Одни яйцеклетки останавливаются в развитии на самых ранних стадиях дробления, другие не осиливают долгую дорогу в поиске матки, третьи не могут хорошо прикрепиться к эндометрию. Все эти потерянные на сверхранних сроках беременности, как правило, не замечаются и не учитываются.

Если делать тесты на беременность каждый день (как участницы клинического исследования в 1988 году 1 ), можно обнаружить, что тест может в какие-то дни становиться слабо положительным, а потом снова отрицательным. Этот феномен врачи называют «биохимическая беременность» и не относят к болезненным состояниям. Фактически, это одна из самых первых ступенек естественного отбора, который придется пройти будущему человеку, чтобы прийти в этот мир.

Когда беременность раннего срока переходит в клиническую стадию (небольшая задержка менструации и уверенно положительный тест), шансы на благополучный исход возрастают: прогрессируют 80 % беременностей, а 20 % либо заканчивается выкидышем, либо «замирают» — останавливаются в развитии. В общем, тоже нередко.

Меньше знаешь, лучше спишь?

Основной причиной современной «эпидемии» неразвиваек, по сути, является бурное прогрессирование диагностических методик. Когда я училась в институте, в подвале кафедрального роддома квакали десятки самцов лягушек, содержавшихся для диагностики беременности ранних сроков (реакция Галли – Майнини). Мочу женщины вводили в лимфатический мешок земноводных. Если пациентка была беременна, самцы раздували горловой мешок, громко солидно квакали, а в их клоаке находили сперматозоиды.

Сравните этот цирк 25-летней давности с современными возможностями: тесты на беременность с «результатом в словах», УЗИ под каждым кустом, кровь на ХГЧ с результатом в цифрах. Мы научились ставить диагноз «беременность» не просто рано — слишком рано. Задолго до того, как будущий человек сможет уверенно заявить о своей жизнеспособности.

Буквально 15–20 лет назад бóльшую часть этих проблем мы просто не замечали: задержалась менструация, заболела грудь, а потом пришла менструация и грудь болеть перестала. Бессмысленный термин «гормональный сбой» — как раз из того периода развития медицины.

Читайте также:
Тазовое предлежание плода

Правда, была и обратная сторона. Если на фоне установившейся беременности начиналось кровотечение, скорая помощь везла женщину в круглосуточный стационар, врачи ставили диагноз «аборт в ходу» и проводили выскабливание полости матки. В те времена никто не разбирался, жив ли эмбрион, можно ли еще побороться. Просто не было таких диагностических возможностей. Сейчас даже при довольно обильных кровотечениях беременность можно попытаться сохранить. Главное — подтвердить жизнеспособность эмбриона.

Почему это произошло?

Этот вопрос задает каждая женщина, потерявшая беременность. В большинстве случаев врачи не смогут дать точный ответ. Есть ряд общепризнанных факторов риска, которые могут стать последней каплей на весах судьбы:

  • Возраст. Чем старше женщина, тем выше риск.
  • Если первая беременность «замерла», риск для второй беременности составляет те же 16–20 %. После двух эпизодов риск потери желанной беременности возрастает почти вдвое и составляет 36–38 %. У женщин, не имеющих живых детей, т.е. страдающих первичным привычным невынашиванием, вероятность потери беременности выше и составляет 40–45 % после третьего самопроизвольного прерывания 2 .
  • Курение более 10 сигарет в день.
  • Никакое количество алкоголя во время беременности не может считаться безопасным. Даже небольшая доза спиртного может остановить развитие плодного яйца.
  • Повышение температуры до 37,8 градуса и более.
  • Инфекционные заболевания (включая грипп и ОРВИ), прием лекарственных средств с тератогенным эффектом, воздействие ионизирующего излучения или химических веществ.
  • Интенсивные физические нагрузки.

При генетическом исследовании абортусов в 60–80 % случаев находят хромосомные аномалии у эмбрионов — это как раз тот вариант, когда оплакивать нечего. Природа пытается сохранить Homo sapiens в генетически первозданном виде: 46ХХ — девочки, 46XY — мальчики. В остальных случаях либо не заложилась какая-то жизненно важная система органов, либо не получился сам эмбрион (анэмбриония — это отличное плодное яйцо, но эмбриона в нем нет).

УЗ-признаки неблагоприятного исхода беременности 3

В сущности, основных признаков, по которым врачи определяют, что беременность замерла, всего два. Первый — у эмбриона с копчиково-теменным размером более 7 мм не определяется сердцебиение. И второй — при диаметре плодного яйца более 25 мм не определяется эмбрион.

Есть еще дополнительные признаки:

  • аномальный желточный мешок — крупный, неправильной формы, кальцинирован;
  • частота сердечных сокращений эмбриона менее 100 в минуту при сроке беременности 5–7 недель;
  • большие размеры ретрохориальной гематомы — более 25 % поверхности плодного яйца.

В любом случае диагноз «неразвивающаяся беременность» врачи стараются ставить очень тщательно, строго следуя критериям определения нежизнеспособности. Во всех сомнительных ситуациях рекомендуется повторное исследование в динамике через 7–10 дней.

О том, что делать, если диагноз все-таки был установлен, мы поговорим в следующей статье.

1 Wilcox AJ, Weinberg CR, O’Connor JF et al. Incidence of early loss of pregnancy // N Engl J Med. 1988; 319(4): 189. [PMID 3393170]

2 Радзинский В.Е., Димитрова В.И., Майскова И.Ю. Неразвивающаяся беременность. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. 200 с.

3 Выкидыш в ранние сроки беременности: диагностика и тактика ведения. Клинические рекомендации (протокол лечения). М., 2016.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector