Идти в церковь после выкидыша

Если аборт уже совершен, что делать?

Аборты – бич времени

Об опасных последствиях абортов официальная медицина часто умалчивает, а о том, что аборт является убийством, лишением жизни уже живущего в утробе матери младенца, вообще рассуждать не принято. Ну да, вещают священники. Но Церковь много чего говорит непонятного, например: молиться за врагов, прощать обиды, делиться с ближним, не воевать с соседом и не презирать его за то, что он другой национальности и изъясняется на другом языке… А также – не отдавать свою душу в объятия политической пропаганды, но слушать голос Бога и исполнять Его законы. В Церкви на первом месте стоит «возлюби», а далее – «не убий»…

Говорят, что у человека, пролившего невинную кровь, душа чернеет и начинает со временем болеть. Каковы же терзания молодой женской души, по ведению или неведению оборвавшей жизнь своему собственному ребенку?

Автору этих строк довелось общаться с одной мантийной монахиней, 20 лет с лишним проживающей в обители и ежедневно молящейся о своем далеком грехе молодости, который и подвиг ее оставить мир, двоих уже взрослых детей и принять иноческий постриг. Терзания души ее были столь велики, что боль от содеянного преследовала многие годы, так что она ежедневно совершала молитвенное правило за совершенный грех детоубийства во чреве и выполняет его по сей день…

Об этом мы беседуем с настоятелем Свято-Макариевской общины протоиереем Владиславом Софийчуком, в приходе которого, следуя давней традиции, берущей начало еще с довоенного времени прошлого века, ведется духовно-попечительская деятельность с женщинами, совершившими аборт, как правило, по неведению, а потом раскаявшимися в этом страшном грехе.

– Количество подобных трагедий, происходящих ежедневно в стране, сосчитать трудно, – говорит о. Владислав. – Известно, что на 100 новорожденных приходится 149 абортов. Т. е. рождаемость в Украине могла быть в два с лишним раза выше и численность населения не сокращалась бы так стремительно. Ежегодно количество наших сограждан уменьшается на 300 тысяч человек, что равнозначно населению такого областного центра, как Черновцы. Это в масштабах страны.

Представим себе семью, члены которой умертвили собственных детей: может ли в этом доме витать благодать Божия? А теперь представьте народ, который ежедневно убивает свое будущее поколение – может ли он быть счастливым и богатым.

В советское время аборт был официально разрешен и относился к категории добровольного «регулирования количества детей в семье». Бытовала даже некая «норма»: в семье должен быть один ребенок (особенно в городах и почему-то, как правило, у интеллигенции), реже – два, а еще реже – три. Рождение более четырех детей относились к разряду подвига с присвоением звания «матери-героини»… Новые беременности прерывались. А точнее – младенцы убивались…

И никто при этом не считал количество покалеченных женских душ, которые через определенное время начинали томиться от сознания содеянного. А если узнавали еще, что аборт – это тягчайший грех перед Богом и по тяжести является убийством человека, искали способ, как загладить его. И не находили…

Христолюбивый Батюшка

Об этом много размышлял и говорил в свое время один замечательный киевский священник Георгий Едлинский.

Справка: Георгий Михайлович Едлинский (1902–1988) – сын священномученика протоиерея Михаила Едлинского. Начальное образование получил в школе-приюте, которую построил и содержал на церковные деньги его отец при Борисоглебском храме. В 1919 г. Юрий окончил Киевскую духовную семинарию, а в 1924 г. – Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Позже, в 1924–1927 гг., он учился также в Киевском государственном университете на литературно-лингвистическом факультете, но, как сын служителя Бога, был исключен. В 1941 г. Георгия Михайловича рукоположили в сан священника и назначили настоятелем Воскресенского храма г. Киева. С 1945 г. до конца жизни (+1988) – служил в Макариевской церкви г. Киева.

Жизни этого уникального пастыря нужно посвящать отдельные публикации. Скажем лишь, что после окончания войны в 1941–1945 гг. Макариевский храм, укрывшийся между рощами и ярами киевской древней Татарки, стал местом молитвы многочисленной интеллигенции, посещавшей его втайне от бдительного атеистического ока КГБ. В беседах с прихожанами о. Георгий, преподаватель Киевской духовной академии, образованнейший человек, молитвенник и духовник, часто поднимал тему абортов и стремился донести до прихожан понимание и осознание греха детоубийства. Мало того, он окормлял женщин, раскаявшихся в этом грехе, налагал на них епитимию, а на себя брал подвиг молитвы о них, прося у Бога прощение о содеянном и духовного укрепления покаявшимся. Конечно же, приснопамятным батюшкой Георгием двигали любовь Христова и огромное сострадание. Эти качества он унаследовал от своего отца, священномученика, расстрелянного в 1937 году. Михаил Едлинский известен был не только в Киеве, но и по всей России того времени, славился духовными дарами, опекал людей, страждущих недугом пьянства. Аборт в то время карался законом, и все же подпольно такие преступления совершались, и о. Михаил также вымаливал несчастных грешниц, если те приходили к нему с покаянием. Не случайно святой праведный Иоанн Кронштадтский приезжавшим к нему с Украины паломникам говорил: «Что вы ко мне едете? У вас в Киеве есть великий молитвенник о. Михаил Едлинский…»

Макариевский храм был известен православному Киеву сталинско-хрущевского, а затем и брежневского периода. Когда о. Георгий был уже совсем слаб, его еще при жизни сменил новый настоятель о. Анатолий Затовский, также прослуживший здесь много лет уже после смерти о. Георгия и передавший ныне эстафету настоятельства о. Владиславу Софийчуку, который следует традиции отцов Едлинских.

Жизнь начинается во чреве

Мы продолжили беседу с о. Владиславом.

– Жизнь человека начинается с момента ее зачатия, – говорит священник. – Бог дает эту жизнь, и только Он имеет право ее забирать. Мать не имеет права распоряжаться зарождающимся в ее чреве ребенком, но посягает на эту жизнь. Ничем иным объяснить это невозможно, иначе как потемнением разума! Если бы женщина понимала, что творит, совершает настоящее убийство – она никогда бы на это не пошла.

Читать еще:  Клопогон кистевидный для выкидыша

Но если женщина осознает тяжесть этого страшного греха, приходит в Церковь, Господь принимает ее покаяние. Ситуации не исправишь, ребенка не вернешь, но покаяние может сгладить этот грех. Вот почему идут в наш храм женщины на исповедь. Как вы уже упомянули, не мы начали эту традицию. В Макариевский храм приезжали люди со всей России еще в 40-е годы, когда настоятелем церкви был Григорий Едлинский. Кроме того, что батюшка отпускал этот грех, он брал на себя труд индивидуальной сугубой молитвы за каждую женщину. При необходимости налагал епитимию. И сейчас приезжают автобусами из Белоруссии, едут и из дальнего зарубежья.

– А откуда пошли разговоры о том, что можно крестить умерших детей?

– Раньше, во времена дефицита, была традиция: женщины, приезжающие на исповедь в Макариевскую церковь, привозили с собой отрезы ткани и крестики. Из материи шили пеленки, наволочки, простынки и отдавали в детские дома, а крестики (тогда они были в особом дефиците) надевали крестившимся здесь младенцам. Возможно, женщины ассоциировали эти действия с крещением нерожденных детей. Наверное, отсюда и пошла эта молва.

– Как показывает практика, почему женщины совершают этот грех?

– Большей частью по неведению. Я даже записывал, что происходит с ними впоследствии, какие терзания они испытывают. Некоторые видят нерожденных детей во сне. Когда работаешь с этими женщинами постоянно, им открываются многие вещи. Начинается все с исповеди, после которой читается разрешительная молитва и молитва «Егда извергла отроча волею и неволею»… Даются наставления, а на 40 дней налагается епитимья. Но вот проходит определенный период покаяния, женщины 40 дней читают акафист «Не убий», их душа оживает.

Тема сложная и важная. Что толку клеймить эту женщину? Если человек раскаивается и приходит к нам, Церковь протягивает ему руку, в каком бы падшем состоянии он ни находился. Ведь первым в рай вошел разбойник. Но это не значит, что Макариевская церковь – какой-то эксклюзив. Нашу церковь отличает лишь то, что у священников есть богатый опыт, поскольку они сталкиваются постоянно с этой проблемой и могут больше помочь человеку.

– А мужчина должен нести епитимию?

– Конечно, и мужчина должен идти и каяться в этом грехе, нести ответственность за случившееся. Иногда он даже больше виноват. Бывают случаи, когда мужчина подталкивает женщину на этот шаг своим поведением, и ей кажется, что она не в состоянии тянуть и мужа, и детей, или просто оставляет ее в таком бедственном положении. Мы даем им читать 40 дней покаянный канон Иисусу.

– Много ли женщин приезжает в церковь с этим грехом?

– Практически на каждой службе есть такие страждущие. Я занимаюсь этим, как настоятель. Раз Господь поставил меня на это место, я должен нести это послушание.

Икона Божией Матери и противоабортный Всеукраинский Крестный ход

– Батюшка, расскажите об иконе Божией Матери «Скорбящей о младенцах, во чреве убиенных».

– Наш храм стала посещать некая Татьяна, которая в молодости сделала аборт и мучилась этим долгое время. Она постоянно причащалась у нас, участвовала во всех мероприятиях, связанных с этой проблемой и организуемых нашим приходом, чтобы загладить как-то свою вину. Как-то раз находясь за городом, думая об этом, на камушке вдруг увидела очертание иконы, как бы композицию ее. Пришла к нам посоветоваться, что делать. Я предложил найти ей художника-иконописца, и, если икона будет достойна, сможем получить благословение от Блаженнейшего Митрополита Владимира и поставим ее в нашем храме. Она нашла иконописца Георгия, который отказался от денег, потому что, когда его мама носила во чреве, хотела сделать аборт. Он сделал в цвете эскиз и икону в благодарность Господу и Божией Матери, которые удержали ее от этого шага.
И потом мы получили позитивную резолюцию от Блаженнейшего, его благословение на написание иконы…

– А Всеукраинский противоабортный Крестный ход.

– Буквально через неделю после благословения Блаженнейшего ко мне пришли православные родители, которые узнали, что мы занимаемся противоабортной деятельностью. За два года до нашей встречи они получили благословение старца Ионы и Белоцерковского Амфилохия на проведение Крестного хода по всей Украине, призывая к покаянию людей за совершенный грех аборта. Они показали мне икону не каноническую, на которой младенцы изображены с нимбами (это нарушение канона). Я им объяснил, что с этой иконой мы не можем выполнить это благословение, но у нас есть иконописец и эскиз иконы. Георгий написал эту икону, мы сделали в Лавре для нее киот, и уже на Маковея служили у нас молебен. А потом состоялся этот уникальный Крестный ход, участники которого в течение года прошли пешком от Луганской области через Киев до Закарпатья, потом машиной доехали до Чернобыля, через Крым. Об этом были публикации в православной прессе.

– Батюшка, скажите несколько слов о том, что еще делают Церковь и ваш приход в этом направлении?

– Важно помочь женщине, которая сделала аборт, но еще важнее не допустить, предотвратить этот шаг. Мы создали движение «Спаси и сохрани». Одна из составляющих этого проекта – просветительская деятельность: раздаем бесплатно печатный материал, объясняющий пагубность греха аборта. Это брошюры, листовки, наклейки, журналы, которые распространяются по областям Украины. Например, в Чернигове по благословению Амвросия была проведена акция «Неделя без аборта». Городской транспорт был расклеен просветительскими листовками и плакатами. В течение недели в больницах врачи отказывались делать эту операцию (по медицинским показаниям). Владыка сам ходил по всем учебным заведениям со священниками, врачами.

Читать еще:  Выкидыш в 8 месяцев

Также проводим различные акции на государственном и общественном уровне. Например, распространяем с помощью волонтеров листовки у роддомов и женских консультаций. Совместно с представителями других конфессий разработали проект по предотвращению абортов и пытались в 2010 году провести его через Министерство здравоохранения. Была проделана огромная работа, разработана целая концепция, мы нашли верующих людей в министерстве…

Но на последнем этапе чиновники спустили все на тормоза. Наше законодательство утверждает, что жизнь начинается лишь в момент рождения, официальная медицина не готова признать, что эмбрион, зародыш – это уже начало человеческой жизни.

Но мы знаем, и об этом говорит Писание и учит Святая Церковь – жизнь человека начинается в момент зачатия. Жития святых рассказывают нам, как святые младенцы реагировали на молитву в утробе матери. Мы помним, как взыграл в утробе святой праведной Елисаветы младенец – будущий Иоанн Креститель Господний, когда к ней пришла Дева Мария. Именно взыграние младенца будущего Иоанна во чреве совпало с бессмертными словами Богородицы, Которая также несла в Себе зачатого от Духа Святого Спасителя мира, Господа Иисуса Христа: «Величит душа Моя Господа и возрадовался дух Мой о Бозе Спасе Моем… И отныне ублажат Мя вси роды…»

Абортированные дети — где обитают и как отмолить

Я пишу эту статью с грустью, но считаю, что просто необходимо это сделать. После проведения очередного вебинара о молитве я увидела огромное количество вопросов по этой теме.

Это большое бедствие сегодня — убиение душ младенцев. И поэтому я считаю, что пусть я внесу хоть еще одну каплю понимания в наш мир этой статьей и, дай Бог, спасу чью-то жизнь.

Часто аборты случаются по молодости, когда женщина пропитана страхами, не устроена, ей кто-то посоветовал, врачи настояли и т.п. На самом деле на это нельзя соглашаться никогда, так как если Господь дает вам ребенка, то даст и все необходимое для его жизни.

Ведь нет ничего ценнее во Вселенной, чем душа человеческая. Именно этот грех приравнивается ко греху убийства и очень вредит и самой женщине и ее семье, и потомкам.

Последствия аборта:
Где обитают души младенцев.
Мужчина и его ответственность.
Наилучший вариант.

Отмолите детей и простите себя.
Правило Схимонахини Антонии для вымаливания абортированных младенцев.
Вариант №1.

Вариант №2.
Акафист для вымаливания — читать 40 дней подряд.
Пояснения к этим молитвенным правилам.

А если вы еще по каким-то причинам не готовы к этому и сомневаетесь надо ли это делать, то посмотрите внизу этой статьи фильм «Безмолвный крик»

Вот статья про обитель убиенных детей:

«В последние десять лет мне все реже и реже снятся сны. То, что иногда выходит на сознание после пробуждения, я не отношу к обычным сновидениям: это, скорее, осознанное путешествие души в иных мирах, вполне целенаправленное, с элементами созерцания и анализа происходящего. После таких видений открываются новые планы духовного мира, а разрозненные информационные звенья соединяются в четко оформленные идеи, снимающие завесы с невидимых небесных сфер.

В одном из таких путешествий сознания меня привело к высоким каменным стенам не то крепости, не то города, огороженного высокой крепостной стеной. Я точно знала, что попала сюда неслучайно и обязательно должна войти внутрь этого огромного сооружения. Долго не могла найти вход.

Казалось, что замкнутая крепостная стена не имеет ни ворот, ни даже узких щелей-проемов; только огромные древние камни, холодные и неровные на ощупь, возвышались над моей головой. Наконец, моя рука коснулась грубой брезентовой материи, которой была зашторена небольшая замаскированная дверь. Я отогнула кусок брезента и оказалась на внутренней территории каменного города.

… Все здесь было не так, как снаружи: застывший воздух, словно замороженные, пустынные улицы между каменными домами, совершенно бесформенными и гроз-ными на вид. Но самым удивительным для меня было то, что все вокруг в этом каменном мешке окрашено в на-сыщенный синий цвет: синие стены домов, без всякого оттенка синие крыши, синий асфальт, и даже неподвижно застывшее солнце тоже было синего цвета!

Я медленно пошла по каменной мостовой, размышляя о том, что это все могло бы значить и куда я попала. Стали появляться редкие прохожие. Они уныло шли в одиночку, никуда не спеша. Люди были разных возрастов, но с виду не старше пятидесяти шестидесяти лет. Больше молодых мужчин и женщин. Но ни одного ребенка не катили в колясках мамы, не вели за ручку папы, бабушки.

Лица людей, их руки и одежда были тоже насыщенного синего цвета. Мне стало жутковато. Я бродила по городу уже битый час и совершенно потеряла тот завешенный синим брезентом вход между неровных камней. А солнце без движения зависло над крышей большого дома и не собиралось передвигаться по небу. Синее холодное солнце…

Интересно, про себя размышляла я, есть ли отсюда возможность подключения к каналам духовных миров, можно ли общаться хоть с одной живой сущностью на земле или на небесах? Ответом мне было молчание.

На дверях одного из каменных домов были написаны буквы. Подойдя ближе, я прочитала одно слово, выложенное на синей стене дома темной мозаикой: «ДОКИУД». Смысла этого слова я не знала, и, толкнув дверь от себя, вошла внутрь дома. На внутренней тер-ритории оказался маленький дворик тоже синего цвета.

В центре детская песочница с синим песком. А в ней сидели две маленькие девочки от четырех до шести лет и увлеченно пересыпали песок в маленькие синие ведерца. Они все делали молча, с сосредоточенно-неподвижными лицами. Похоже, что это были родные сестры. Я подо-шла к детям. Обе девочки, бросив играть, вскочили и, как мне показалось, в их глазах блеснул огонек радости и надежды, но тут же погас. Старшая обняла за плечи младшую сестру и снова подтолкнула ее к песочнице в намерении продолжать игру.

Читать еще:  Как понять что у тебя угроза на выкидыш

— Девочки, спросила я, вы не покажете мне дорогу к выходу из города?
— Покажем, грустно посмотрев на меня, ответила старшая. Только покажем, не покидая этого двора.
— А почему? Разве вам родители не позволяют гулять по улицам? Ведь здесь совершенно безопасно: я не видела ни автобусов, ни автомобилей!
— У нас нет родителей. Но мы не можем покинуть территорию «Докиуда».
— А кто же вам запрещает ее покидать? не сдавалась я.
— Никто! Мы сами знаем, что нельзя! Вот если бы ты была нашей мамой, то мы вместе с тобой вышли бы отсюда навсегда.
— А здесь есть еще другие дети? Это что, детский садик или детский дом?
— Нет, это «Докиуд», и отсюда детей забирают только мамы.
— А иногда еще дядя-ангел, тихо добавила младшая сестра.
— А взрослые, которые ходят по улицам, кто они?
— Это тоже дети, только большие. Некоторые здесь даже успели состариться!
— А как вас звать? наконец догадалась я познакомиться со странными детьми.

Нас никак не звать, вступила в разговор младшая сестричка. У нас нет имен. Мы всех детей называем одним словом «ты», и они нас тоже. Только дяди-ангелы, когда уводят кого-нибудь, то называют по имени. Вчера из нашего дворика забрали трех братиков и их старшую сестру и всех называли разными именами!
— А эти «дяди-ангелы», они что папы или родственники детям?
— Нет, они просто дяди-ангелы!
— А ваша мама, она где сейчас?
— Мы не знаем где. Но когда она за нами придет, мы обязательно спросим, почему она нас здесь оставила!
— А часто мамы приходят за детьми?
— За маленькими редко. А взрослых забирают часто. Особенно стареньких детей.

Старшая девочка подвела меня к каменному забору и показала направление к выходу из города. Потом взяла за руку сестру и увела внутрь синего здания…

Я вышла из «Докиуда» и еще долго бродила по странному «мертвому» городу, пока не выскользнула из-под куска брезентовой ткани за главную каменную стену. Здесь все было в привычной цветовой гамме. Светило солнце. Вдоль стены росли разноцветные дикие цветы, чирикали обычные серые воробьи…

Утром, когда странное видение, похожее на подробный сон, стало анализироваться сознанием, меня бросило в холодный пот. Я как-то сразу поняла, что такое «Докиуд». Моя душа впервые попала в закрытую зону планетарного поля, где пребывают души абортированных детей. В этом синем каменном «мешке» они останавливаются в развитии и только визуально воспринимаются соответственно тому возрасту, какой бы имели на земле, если бы не были насильственно уничтожены матерями.

Многие уже успели «состариться» здесь, пока их земные «матери» живут в физическом мире и только после смерти приходят за своими забытыми детьми, проходя по «мытарствам» грехов своей молодости. Я поняла, можно ходить по улицам за пределами внутренних двориков «Докиуда»: это души тех, кто погиб не по прямой вине матери, а в результате непроизвольных выкидыша или внутриутробных патологий.

Они имеют большую свободу и выходят отсюда по молитвам своих родных близких, отмаливающих причины зачатия обреченных на гибель плодов. Стало ясно, почему души абортированных детей не имеют имен: их не ждали, их никто не любил, не рожал, не крестил. Женщины просто вычеркнули их из памяти как помеху в земной жизни, забыв навсегда!

Так кого же иногда забирали «дяди-ангелы»? Да тех, кого раскаявшиеся в содеянном матери вымаливали по старинному христианскому обряду, тех, кого заочно «крестили», нарекая имена, священники, знакомые с этим ритуалом. А таких единицы!

Поэтому и забрали сразу всех детей из одной семьи, по словам девочки из моих ночных путешествий. Ведь женщина, вставшая на отмаливание своих абортированных детей, получает через священника имена всех загубленных плодов! Вот за ними-то, освобожденными на земле покаянием матерей, и прилетают «дяди-ангелы», навсегда уводя души из страшной синей тюрьмы.

… Несколько лет назад я подготовила одного из наших подвижнических священников на роль освободителя несчастных детей, так и не рожденных на свет. Отыскав и полностью освоив древний обряд наречения имен в присутствии кающихся матерей, он добросовестно взялся за это нелегкое послушание.

Отец Александр рассказывает мне, что многие женщины даже не знают, сколько загубленных душ на их совести. Приходят к нему отмаливать, например, два сделанных аборта, а по его молитве на «включении» в Информационное поле открывается еще несколько, о которых женщина даже не подозревала!

Это результат микроабортов на очень ранних сроках беременности, когда заподозрив неладное, женщины пьют разные препараты для срыва, а также следствие прекращения беременности у тех неудавшихся «мам», которые годами пользуются спиралями, не зная, что спираль не предохраняет от зачатия: она только блокирует дальнейшее развитие оплодотворенной яйцеклетки, лишая душу обретения биологического плотного тела.

Сам факт свершившегося зачатия — это уже воплощение живого духа со своей программой и своим назначением независимо от того, через сколько дней погибнет в лоне женщины оплодотворенная яйцеклетка.

Наш отец Александр даже имена детей получает на «включении» в информационные поля, а иногда ему открывается свыше возможный путь души, если бы ребенок родился на свет! Только матерям об этом не следует рассказывать: не всякая психика выдержит такое знание о своих убиенных детях»

Если вам была полезна эта статья, то пишите ниже комментарии и поделитесь с друзьями в соц. сетях,чтобы помочь многим людям исправить этот грех и отпустить на Небо эти души!

Заранее благодарна вам, духовный психолог Фатеева Елена.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector