Вера полозкова выкидыш

LiveInternetLiveInternet

Цитатник

Темперамент женщины стихии огня Женщина Стихии Огня – это ярко выраженные мужс.

Боевики Евромайдана слили сами себя! Разоблачение блогера Сегодня по 5-му каналу «чесних новин» з.

Я и не спрошу — ты не признаешься Я и не спрошу — ты не признаешься, Это ведь в душе на сам.

***УХОД И МЕЛКИЙ РЕМОНТ ДЛЯ СВОЕЙ ШВЕЙНОЙ МАШИНЫ*** УХОД И МЕЛКИЙ РЕМОНТ ДЛЯ СВОЕЙ ШВЕЙНОЙ МАШ.

Быстрое хачапури к завтраку Ингредиенты: ●1 яйцо ●1 стакан молока ●1 с.

Метки

Музыка

Я — фотограф

Видео

Рубрики

  • twitter (4)
  • арт-калейдоскоп(фотография и искусство) (107)
  • Ютака Кагайя (Yutaka Kagaya) (6)
  • цветы (15)
  • БАБОЧКИ (3)
  • видео (156)
  • мультфильмы (5)
  • фильмы (4)
  • ВКУСНО! (111)
  • вокруг света (14)
  • Времена года (80)
  • всё для дневника (67)
  • детство (128)
  • здоровье (51)
  • кнИгиня (читальный зал) (11)
  • кошки, киски, котятки и котэ (33)
  • личное (227)
  • МечТа (30)
  • мужчина и женщина (440)
  • на заметку. (112)
  • Одноклассники (4)
  • плету-вяжу-вышиваю (26)
  • психология (81)
  • проф. и не проф. тесты (12)
  • разное( надо бы разложить по рубрикам) (103)
  • ромашки (51)
  • самое любимое! (25)
  • стихи (707)
  • Александр Афанасьев (8)
  • ахматова (4)
  • Губерман (3)
  • Джамиля (2)
  • Есенин (11)
  • Лермонтов (7)
  • Омар Хайям (3)
  • Саша Бес (6)
  • фет (2)
  • цветаева (7)
  • татарстан (41)
  • уход за лицом и телом (4)
  • хочу все знать (61)
  • цитаты и афоризмы (282)
  • юмор, шутки, приколы, веселые картинки (272)
  • я- женщина! (124)

Фотоальбом

Новости

Ссылки

Стена

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Помощь новичкам

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

Отношения как анамнез, возвращенья – как рецидив. Вера Полозкова

Суть не в том,чтоб не лезть под поезд или знак«Не влезай–убьет»
Просто ты ведь не Нео – то есть, не вопи потом, как койот.
Жизнь не в жизнь без адреналина, тока, экшена, аж свербит –
значит, будет кроваво, длинно, глазки вылезут из орбит.

Дух захватывало, прохладца прошибала –в такой связи,

раз приспичило покататься,теперь санки свои вози.
Без кишок на клавиатуру и истерик по смс –
да, осознанно или сдуру, ты за этим туда и лез.

Ты за этим к нему и льнула, привыкала, ждала из мглы –
чтоб ходить сейчас тупо, снуло, и башкой собирать углы.
Ты затем с ним и говорила, и делила постель одну –
чтобы вцепляться теперь в перила так, как будто идешь ко дну.
Ты еще одна самка; особь; так чего поднимаешь вой?
Он еще один верный способ остро чуять себя живой.

Тебя что, не предупреждали, что потом тошнота и дрожь?
Мы ж такие видали дали, что не очень-то и дойдешь.
Мы такие видали виды, что аж скручивало в груди;
ну какие теперь обиды, когда все уже позади.
Это матч; среди кандидаток были хищницы еще те –
и слетели; а с ним всегда так – со щитом или на щите.

Тебе дали им надышаться; кислородная маска тьмы,
слов, парфюма, простого шанса, что какое-то будет «мы»,
блюза, осени, смеха, пиццы на Садовой, вина, такси, —
дай откашляться, Бог, отпиться, иже еси на небеси, —
тебя гладили, воскрешая, вынимая из катастроф,
в тебе жили, опустошая, дров подкидывая и строф;
маски нет. Чем не хороша я, ну ответь же мне, Боже мой, –
только ты ведь уже большая, не пора ли дышать самой.

Бог растащит по сторонам нас; изолирует, рассадив.
Отношения как анамнез, возвращенья – как рецидив.

Что тебе остается? С полки взять пинцетик;
сядь, извлеки эти стеклышки все,осколки, блики, отклики, угольки.
Разгрызи эту горечь с кофе, до молекулок, до частиц –
он сидит, повернувшись в профиль, держит солнце между ресниц.
Он звонит, у него тяжелый день – щетину свою скребя:
«я нашел у скамейки желудь, вот, и кстати люблю тебя».
Эти песенки, «вот теперь уж я весь твой», «ну ты там держись».
Все сокровища. Не поверишь, но их хватит тебе на жизнь.

30+ цитат Веры Полозковой, от честности которых хочется смеяться и плакать одновременно

Такая близкая и понятная, одновременно резкая и трепетная. Вера Полозкова, — возможно, самая известная поэтесса в России — пишет с 5 лет, публикуется с 15. Ее стихи как исповедь. Строки ее откровенных и пронзительных виршей давно разошлись на цитаты.

За поэта говорит его творчество. Впрочем, и нерифмованные высказывания Веры как будто неоконченные стихи. AdMe.ru нашел самые яркие и мудрые цитаты поэтессы о жизни и любви.

  • Я хочу быть немного Бродским —
    Ни единого слова зря.
  • Мне стало так нравиться быть собой и только собой. Я наконец дочитала к себе инструкцию.
  • Хочу ничего не копить и не откладывать, не ждать лучших времен, не надеяться, что станет проще — уметь проживать прямо теперь, все выданное целиком. Хочу еще книг и еще детей. Хочу ничего не бояться. И пусть все мои со мной пребудут и ничто нас не разлучит.
  • Я предпочитаю сферы, где не бывает победителей; где каждый в чем-то чемпион.
  • Хочется каждую минуту знать, что тебе хватит сил на всю ту огромную важную жизнь, которую ты себе надумал.
  • Женщина — это тепло. Женщина — это близко, прекрасно, светло, трогательно, глубоко, влюбленно, кокетливо, чисто, возвышенно, просто и вечно.
  • Невозможно себе представить, чтобы я всерьез боролась за какого-то мужчину, даже если смертельно влюблена. Это унизительно.
  • Свобода — это когда можно не перезванивать.
  • Я же ему всегда говорила, что нельзя спать с человеком, который не может тебя рассмешить.
  • Отрада — в каждом втором мальчишке, спасенье — только в тебе самой.
  • Универсальное женское проклятье — чтобы тебе любимый позвонил сразу после маникюра в дорогом салоне, а телефон лежал на самом дне сумки!
  • Надо кого-нибудь полюбить. Не оказаться любимым, не почувствовать, что ты кому-то необходим, а самому обязательно и желательно по гроб. И каждый раз по гроб. В глубине души чувствовать при этом, что уже не любишь. Я думаю, любовь всегда одна, просто объекты меняются. Их время от времени нужно менять, чтобы не приедались.
  • А мужчины нужны для того, чтобы утыкаться им в ключичную ямку, — больше ни для чего.
  • Сделай так, Господи, чтобы наши любимые оказались нас достойны. Чтобы мы, по крайней мере, никогда не узнали, что это не так.
  • Ненавидя, ты знаешь, чего ждать в ответ, — и можешь полагаться только на себя. Любя, ты отдаешь свой меч в руки первому прохожему: он может посвятить тебя в рыцари, осторожно дотронувшись этим мечом до твоих плеч, может вернуть его тебе с поклоном, а может вогнать его тебе в горло по самый эфес. И это рулетка.
  • Обязательно дружите с теми, кто лучше вас. Будете мучиться, но расти.
  • Страсть — это шаткий мост от друзей к врагам.
  • Почему делают только поздравительные открытки? Почему не делают оскорбительных? Я бы прикупила десяток со словами: «Спасибо, мои дорогие, за то, что бросили меня, когда были так нужны».
  • Свои вычисляются молниеносно, необходимость в остальных отпадает довольно скоро.

О людях и жизни

  • Жить надо без суфлеров, зато с антрактами.
  • Истина открывается как разрыв, как кровотечение — и ни скрыть, ни вытерпеть, ни унять.
  • Жальче всего людей, одержимых неотступным желанием всех чему-нибудь научить. Это самый прискорбный пример моральных инвалидов: как правило, кроме того чтобы вещать и делать снисходительное менторское лицо, они вообще ничего не умеют.
  • Если хочется быть счастливой – пора бы стать.
  • Хочется выкупить у какого-нибудь пожилого инженера универсальный декодер и обрести дар всегда быть понятым правильно.
  • Не выдумывай себе трагедий никаких. Как-нибудь образуется все.
  • Почву выбили из-под ног – так учись летать.
  • Жить с любимым человеком и заниматься всю жизнь любимой работой — это два главных средства от старения. Я знаю нескольких женщин за 90, к которым слово «старуха» неприменимо по этим двум причинам: они всю жизнь любили, были любимы и состоялись в труде.
  • Общество культивирует разные пышные пустоты. Все знающие, глубокие люди очень простые и ясные; они знают, что сила в мире одна и они — ее инструмент. Самолюбие — очень быстрый способ разрушить и отношения, и связь с высшим началом.
Читать еще:  Выделения после медикаментозного выкидыша

О творчестве

  • Просто помни, что вот когда этот мир закончится, твое имя смешное тоже должно быть в титрах.
  • Смерть очень дисциплинирует: всем лучшим мы обязаны ее наличию. Это она запускает все важные механизмы поиска, стремления, жажды свершений, деятельности вообще: что бы мы делали, если бы жили вечно? Преимущественно спали.
  • Когда ты испытываешь состояние влюбленности, все, что тебе хорошо знакомо, вдруг приобретает режущую, скрежещущую новизну. Из этого состояния просто легче писать. Потому что раньше все было освещено лампочкой в 60 ватт, а теперь — в 200 ватт. И все стало ярким и контрастным.
  • Дети! Берегите свои жесткие диски или что там у вас теперь вместо них: онлайн-архивы? облака? белогривые лошадки? Когда-нибудь в старости вы внезапно откопаете всю нежную чушь, что вы сейчас снимаете, и смахнете соленую слезу с крючковатого носа.

Мысли вслух

  • Питер — это папа, а Москва — мама. Они в разводе. И живешь ты, понятно, с мамой, властной, громогласной, поджарой теткой под 40, карьеристкой, изрядной стервой. А к папе приезжаешь на выходные раз в год, и он тебя кормит пышками с чаем, огорошивает простой автомагистральной поэзией типа «Проезд по набережным Обводного канала под Американскими мостами закрыт» и вообще какой-то уютнейший скромнейший дядька, и тебе при встрече делается немедленно стыдно, что ты так редко его навещаешь.
  • Женщины бывают абсолютно честны с окружающей действительностью только несколько дней в месяц — в ПМС. Это такое, ну, ясновидческое состояние, близкое к экстрасенсорному экстазу. То есть тебе средь бела дня, безо всякого дешевого спиритизма, без единого сигнала с Марса, внезапно и резко, как падает покрывало со свежепоставленного памятника, становится ясно: тебе лгали. Все это время. Тебя грязно и гнусно используют. Все. Ничего более бессмысленного, тупого и бездарного, чем твоя жизнь, невозможно себе представить.
  • Я не умею разлюбить; могу полюбить только кого-то еще. Все несбывшиеся, канувшие, бросившие планомерно копятся у меня не в сердце даже, а где-то в костных тканях, скелет формируют, составляют что-то наподобие годовых колец. Ни на кого из них не могу долго злиться; периодически заходя в магазин и трогая тряпочку, думаю: «Пошло бы N» — хотя N не видела три года. Большое изумление испытываешь каждый раз, когда встречаешь кого-нибудь из сильно когда-то любимых и понимаешь, что чиркни искорка сейчас — и все завертелось бы снова, что бы там ни было, какая бы выжженная земля ни оставалась по человеку. Спустя время понимаешь, что нечто изначально в нем зацепившее никуда не делось и уже не денется. И от тебя никак не зависит, вообще.

Здесь мы расстанемся. Лишнего не люблю.
Навестишь каким-нибудь теплым антициклоном.

А вы знакомы с творчеством Веры Полозковой? Какие мысли задели за живое? А с чем не согласны?

Вера Полозкова: «За семь лет клеветы я не научилась защищаться»

Вообще-то Вера Полозкова не любит интервью. Говорит, что потом ей становится плохо – от того, какими злыми комментариями ее приколачивают в интернет-пространстве. И то, что Пушкина , Цветаеву , Бродского тоже нехило приколачивали, где могли, ее не утешает. Сравним ли ее талант с перечисленными гениями? Мы никого агитировать не будем. Об этом скажут ее стихи. Их можно почитать в Сети или книжки ее купить – недавно вышла новая, «Осточерчение» называется.

Опубликовав ее, Вера Полозкова , поэт и актриса 27 лет от роду, уехала в Индию . Она там не первый раз.

— Почему снова Индия и что вы там делаете?

— Прохожу в небольшом ашраме в Ришикеше серьезный курс для преподавателей йоги — асаны, дыхательные практики, йоготерапия, анатомия человека, мантры, некоторые древние тексты. Восемь часов занятий в день в течение месяца, подъем в пять утра. Я не преподаю йогу, но очень ее люблю, это невероятно интересная дисциплина и наука, захотелось узнать ее поглубже.

— Как это связано с вашей внутренней биографией? Начали в 5 лет со стихотворения про Воскреса, а теперь вам близко учение о колесе воплощений?

— Мне очень интересны организованные религии: их священные тексты, как правило, великие памятники языка. Некоторые близки мне более, некоторые менее, но я не принадлежу ни к одной из них; я только читаю, думаю и сравниваю.

— Говорят, художника обидеть легко (по-моему, враки это) так ли это и как вы защищаетесь? Тупо панцирь?

— Ну, помимо нескольких подробных писем в месяц о том, кто как со мной расправится, если встретит на улице, я довольно много статей читаю о себе, после которых хочется вымыть глаза с мылом; после некоторых смешно, после определенных не всегда ясно, зачем я делаю то, что делаю: остервенелых, завистливых горлопанов всегда будет больше людей, влюбленных в ремесло. За семь лет разной клеветы, я, честно говоря, все еще не научилась защищаться: я долго болею и маюсь, потом выкарабкиваюсь, потом начинаю все сначала.

— Как собираетесь сохранять молодость? Игорь Григорьев, который когда-то сделал ОМ, например, «культивирует в себе дурака».

— Много езжу, часто удивляюсь и дружу в основном с людьми лет на 15-20 старше себя: верный способ всегда быть «младшей». Еще способ — заниматься йогой, например: йогини почти не старятся. Не пить и не курить сигарет: женское тело этого вообще не прощает. Много времени проводить на воздухе. А вообще — жить с любимы м человеком и заниматься всю жизнь любимой работой: это два главных средства от старения, я знаю нескольких женщин за девяносто, к которым слово «старуха» неприменимо по этим двум причинам: они всю жизнь любили, были любимы и состоялись в труде.

— Чувствуете ли ответственность перед читателями, влюбляющимися в вас с полоборота? (закидываешь запрос «Вера», и поисковик первой выдает виагру Брежневу, а второй — вас!)

— Скорее, чувствую ужас от ситуации, в которой неисчислимое количество людей чего-то постоянно ожидает от тебя. Это не очень радостная мысль, как правило.

— «Говори со мной о простых вещах» — на какие деньги вы живете и хотите ли больше?

— У меня три изданных книги, три альбома — «Фотосинтез» и «Знак равенства/Знак неравенства», до этой весны я работала в трех разных театрах в городе («Театр.doc», «Практика» и «Политеатр») и периодически устраивала концерты во множестве городов; теперь не делаю этого, но пишу статьи, например, в некоторые дружественные издания. Мне хватает, да и денег вообще не нужно много: вещей я не коплю, машина мне не нужна, я только люблю ездить, а билеты в электронную эпоху можно очень недорогие находить.

Читать еще:  Беременность лечение после выкидыша

— Цветаева вела внутренний диалог с Пушкиным, Бродский с Оденом. А вы?

— Вот сейчас веду с Борисом Леонидовичем Пастернаком, чью «Охранную грамоту» читаю — о том, в основном, как повезло с образованием и общим уровнем литературной дискуссии его поколению и как не повезло моему.

— Могие так или иначе говорят, что писатель-поэт-художник — это локатор, антенна или вот ваши слова: «динамики, а не звуки, трансляторы». Мне в этом чудится какое-то лукавство. Но что дает вам основания считать так, как вы думаете?

— Нет, никакого лукавства, вопрос выживания; как только художнику начинает казаться, что он чуть большее, чем транслятор, гордыня довольно быстро выжирает его дар: мы знаем слишком много грустных примеров великих режиссеров и актеров, выродившихся в функционеров или надменных менторов, полностью лишившихся критичности в отношении производимого. У писателей или поэтов этот процесс происходит молниеносно: как только эго застит им обзор, их становится невозможно читать. В этом процессе что-то, действительно, зависит от нас; но вовсе не все. Наша задача просто держать себя в исправности до следующего сигнала.

— Какие у вас отношения с богом, кто и что бы под этим ни подразумевалось?

— На протяжении всего «Непоэмания», например, спорила и боролась (пока преобладала христианская концепция), к «Осточерчению» помирилась и немедленно обнаружила повсюду: глупо ругаться с тем, чего ты крошечная частица. Чего ты клетка. Как и любое другое живое существо.

— А что вам помогает примириться с чудовищной необходимостью смерти? С равнодушием вселенной. Или это не так?

— Очень благодарна необходимости смерти: страшно представить, в какой ад превратился бы мир без этой необходимости. Смерть очень дисциплинирует: всем лучшим мы обязаны ее наличию. Это она запускает все важные механизма поиска, стремления, жажды свершений, деятельности вообще: что бы мы делали, если бы жили вечно? Преимущественно спали. Что касается равнодушия вселенной, но это надо быть очень неблагодарной, чтобы его констатировать. Мне столько выпало в жизни любви, красоты, радости и чудес, что его никак не может быть, этого равнодушия; большинству просто удобно быть очень несчастным.

— Доверяете ли вы своему сознанию? Что важнее — вера или знание? Как можно верить, если не можешь узнать точно?

— Я вот не знаю тоже; я верю только в то, что ощущаю здравым и логичным и чему постоянно нахожу подтверждения. Закон кармы, например, объективен: его всякий может на себе проверить. Как и то, что ум и тело тесно переплетенные структуры, и можно вылечить болезнь, изменив строй мыслей: я это воочию наблюдала.

— Суеверия есть у вас?

— Я никогда не работаю с людьми, не понравившимися мне в первую минуту. Даже если их все рекомендуют, и они не сделали мне ничего дурного; я доверяю чутью. Оно не подводит.

— Бешеная человеческая гордость, честолюбие и самолюбие — это история про вас? Не возмущает ли вас, насколько нагло общество требует скромности от соседа? Особенно от явно талантливого соседа.

— Нет, я спокойно читаю в сети собственные тексты, подписанные чужим именем и свои фразы на чужих демотиваторах — пусть. В конце концов, вот мой текст уже живет в коллективном сознании, я могу это наблюдать, так ли важно, соблюден ли копирайт. Тщеславие очень понятная подростковая жажда, но и остаться должно в подростковом возрасте: иначе будет интересно не делать, а нравиться, а это в какой-то момент два очень разнонаправленных процесса. А общество, наоборот, культивирует разные пышные пустоты. Все знающие, глубокие люди очень простые и ясные; они знают, что сила в мире одна, и они ее инструмент. Самолюбие очень быстрый способ разрушить и отношения, и связь с высшим началом.

— Есть ли у вас модель Вера-Полозкова-3D для внешнего пользования?

— Ну, я определенно иначе себя веду на публике, чем с близкими друзьями, но это только потому, что на публике не все поймут наших матерных мизантропских шуток и фамильярных выпадов.

— Вы всегда честно признаетесь самой себе в своих мотивах? Бывают ли не очень красивые мотивы? (не спрашиваю, какие конкретно, но это ужасно интересно вообще-то)

— Пожалуй, я не очень понимаю значения словосочетания «красивые мотивы». Если я ненавижу кого-то и говорю ему в лицо, как он жалок — я да, всегда отдаю себе отчет, что это я не из желания изменить мир к лучшему делаю, а из личной неприязни. Если я даю денег на улице в Индии незнакомому русскому, который остался без копейки, меня мало заботит, красивые ли у меня мотивы, я просто не могу этого так оставить, и все.

— Часто мужчины, и умные и глупые, хоть режь, — относятся со снисхождением к женщине, даже если женщина очевидно превосходит их во многом. Это возмущает вас? Или нормально?

— Мне повезло, в моем окружении нет слабаков. Чтобы со снисхождением относиться к чему бы то ни было, к женщине ли, к обезьяне — надо быть чудовищного самомнения и крайне малого ума. Все мои друзья своих женщин очень берегут и иногда признаются мне, что без них ничего бы не смогли (что правда: если женщина не верит в своего мужчину, тот ничего не добивается; это всегда — совокупная энергия ее веры и его труда).

— Чему хотите научиться в ближайшее время?

— Дисциплине, и ей одной. Не просто не курить, например, но и не хотеть курить, когда паника или отчаяние. А это непросто.

— Самое ваше любимое занятие?

— Петь. В Индии это единственный показатель здоровья и умиротворения: если человек поет — значит, с ним порядок.

— Трудно ли вам пишется?

— Были годы, когда вообще не получалось. Просто не моглось. Сейчас, с практиками равновесия — пишется, слава богу.

— Вы как-то писали, как важно сделать выбор и тогда ты все поменяешь. Но жизнь показывает, что ты все меняешь, когда выбора уже как раз нет!

— Нет, выбор есть всегда. Можно получить сорок предупреждений, все проигнорировать и жить как раньше. Можно один раз честно с собой поговорить и больше не повторять ошибок.

— Про любовь. Лимонов, например, считает, что это способ преодолеть вселенское одиночество. Многие в ужасе от того, что это такое на самом деле. А что это для вас?

— Это такое состояние ума, в котором все сущее очень тебе близко, важно и дорого; его никто и ничто не может тебе дать, кроме тебя самого. Оно очень немногими достигается. Когда оно есть, оно, как в круг света, всех втягивает, всех подразумевает: родителей, жену, детей, друзей, мир. Когда его нет, можно иметь восьмерых детей, пятерых жен и десятерых любовниц и о любви не ведать ровным счетом ничего. Больше того: если кто-то вам хвастается числом своих женщин, можете быть уверены: он не любит и не знает, что это такое. Ему очень далеко до любви.

— Что вы будете делать дальше? Вы знаете, что с вами будет (если, конечно, исключить вездесущий кирпич)?

— Конечно, не знаю (и не хотела бы знать, если честно). Собираюсь писать, путешествовать и рожать детей, во всем остальном не вижу особого смысла.

— «Хорошо через сто лет вернуться домой с войны. как ты ни бился с миром, всё устояло». Вы же знаете, что все устоит, сколько ни бейся. Вы продумали путь отступления?

— Да. Сложить оружие.

— Присылают ли вам ваши почитатели свои стихи и что вы с ними делаете?

Читать еще:  Какие опасные сроки выкидыша

— Постоянно, каждый день; не представляю, правда, зачем. Требуют рецензий; я не пишу рецензий. Я читаю, иногда вслух домашним. Иногда — только первые три строчки, потом начинаю очень тосковать и перехожу к следующему письму в папке

Читайте также

Галина Уланова: обыкновенная богиня, ради которой бросали жен-красавиц

Исполняется 110 лет со дня рождения великой балерины

В Сети появился трейлер «Ведьмака» в стиле сериала «Друзья»

Под песню «I’ll be there for you» главный герой фантэзи разговаривает с лошадьми и целуется с девушками

Квентин Тарантино стал главным триумфатором на «Золотом глобусе»

По две статуэтки досталось «Джокеру» и «Чернобылю» [видео]

Марк Захаров — о «Том самом Мюнхгаузене»: Олег Янковский как кошка — дико выразителен!

40 лет назад, 1 января 1980 года, состоялась премьера легендарной телекартины

Артист Александр Песков о самом сокровенном: Я мечтаю о внуке и много работать!

Актер и певец дал «Комсомолке» эксклюзивное интервью

За две недели до смерти Галина Волчек говорила: «Я надеюсь, что это место освободится. Я к этому внутренне готова»

Наш колумнист — о последнем великом худруке

Премьера трейлера фильма «Калашников»: Как создавался автомат №1

Фильм Константина Буслова по сценарию Сергея Бодрова выйдет в прокат в феврале 2020 года

«Через трубочку ел из-за переломов»: Наталья Белохвостикова сильно заболела после падения сына из окна

68-летняя звезда фильма «Тегеран-43» сильно переживала из-за ребенка

«У меня было два мужа, несколько романов и одно заблуждение»: любимые мужчины Галины Волчек

Сегодня мы решили вспомнить любимых мужчин этой удивительной и талантливой женщины [видео]

Галину Волчек похоронят рядом с Гурченко и Зыкиной

Художественного руководителя театра «Современник» Галину Волчек похоронят на Новодевичьем кладбище

Возрастная категория сайта 18+

Вера Полозкова

Что еще тебе рассказать? Надо жить у моря, мама, надо делать, что нравится, и по возможности ничего не усложнять; это ведь только вопрос выбора, мама: месяцами пожирать себя за то, что не сделано, упущено и потрачено впустую – или решить, что оставшейся жизни как раз хватит на то, чтобы все успеть, и приняться за дело; век пилить ближнего своего за то, какое он тупое неповоротливое ничтожество – или начать хвалить за маленькие достиженьица и победки, чтобы он расцвел и почувствовал собственную нужность – раз ты все равно с ним, и любишь его, зачем портить кровь ему и себе? Говорить «конечно, ты же бросишь меня», и воскликнуть торжествующе «так я и знала!», когда бросит, — или не думать об этом совсем, радоваться факту существования вместе, делать вместе глупости и открытия и не проедать в любимом человеке дыру по поводу того, что случится или не случится? Всегда говорить «я не смогу», «глупо даже начинать» — или один раз наплевать на все и попробовать? И даже если не получится – изобрести другой способ и попробовать снова? Считать любого, кто нравится тебе, заведомо мудаком и садистом, складывать руки на груди, язвить, ухмыляться, говорить «переубеди меня» — или один раз сдаться и сказать «слушай, я в ужасе оттого, сколько власти ты имеешь надо мной, ты потрясающий, мне очень страшно, давай поговорим»? Быть всегда уперто-правым, как говорит Алена, и всем в два хода давать понять, кто тут босс – и остаться в итоге в одиночестве, в обнимку со своей идиотской правотой – или один раз проглотить спесь, прийти мириться первым, сказать «я готов тебя выслушать, объясни мне, что происходит»? Раз уж ты все равно думаешь об этом днями напролет? Быть гордым и обойденным судьбой, Никто-Меня-Не-Любит-2009 – или глубоко вдохнуть и попросить о помощи, когда нужна, — и получить помощь, что самое невероятное? Ненавидеть годами за то, как несправедливо обошлись с тобой – или, раз это так тебя мучает, один раз позвонить и спросить самым спокойным из голосов «слушай, я не могу понять, почему»? Двадцать лет убиваться по ушедшей любви – или собрать волю в кулак, позволить себе заново доверяться, открываться, завязать отношения и быть счастливым? Во втором гораздо больше доблести, на мой взгляд, чем в первом, для первого вообще не требуется никаких душевных усилий. Прочитать про себя мерзость и расстроиться на неделю – или пожать плечами и подумать, как тебе искренне жаль написавшего? Страдать и считать, что мир это дрянная шутка Архитектора Матрицы, тыкать в свои шрамы как в ордена, грустно иронизировать насчет безнадежности своего положения – или начать признаваться себе в том, что вкусное – вкусно, теплое – согревает, красивое – заставляет глаз ликовать, хорошие – улыбаются, щедрые – готовы делиться, а не все это вместе издевка небесная, еще один способ тебя унизить? Господи, это так просто, мама, от этого такое хмельное ощущение всемогущества – не понимаю, почему это не всем так очевидно, как мне; все на свете просто вопрос выбора, не более того; не существует никаких заданностей, предопределенностей, недостижимых вершин; ты сам себе гвоздь в сапоге и дурная примета; это ты выбрал быть жалким, никчемным и одиноким – или счастливым и нужным, никто за тебя не решил, никто не способен за тебя решить, если ты против. Если тебе удобнее думать так, чтобы ничего не предпринимать – живи как жил, только не смей жаловаться на обстоятельства – в мире, где люди покоряют Эвересты, записывают мультиплатиновые диски и берут осадой самых неприступных красавиц, будучи безвестными очкастыми клерками – у тебя нет права говорить, будто что-то даже в теории невозможно. Да, для этого нужно иметь волю – нужно всего-то выбрать и быть верным своему выбору до конца; только-то. Вселенная гибкий и чуткий материал, из нее можно слепить хоть Пьяцца Маттеи, хоть район Солнцево – ты единственный, кто должен выбрать, что лепить. Я считала, что это с любыми материальными вещами работает, только не с людьми; хочешь денег – будут, славы – обрушится, путешествий – только назначь маршрут; но события последних недель доказывают, мама, что с людьми такая же история, будь они трижды холодными скалами, колючими звездами – просто перестань считать их колючими звездами и один раз поговори, как с самим собой, живым, теплым и перепуганным – вот удивишься, как все изменится.

Психотерапия и литература несовместимы, мама – мне ни о чем не пишется, потому что мне все понятно; поэт работает с данностью, в которой он бессилен что-либо изменить – разве только рассмотреть в ней, мглистой, какие-то огни, силуэты и очертания; психотерапевт говорит – да включи ж ты свет и перестань морочить мне голову. Ищущий обретает, красота в глазах наблюдающего, мысль материальна, жизнь прекрасна и удивительна – вообще никакого сюжета, мама, хоть ты разбейся. Так Сережа Гаврилов уехал в Гоа писать две истории про трагедии отношений – вернулся черный, счастливый и не написавший ни строчки, «потому что, Полозкова, никаких трагедий в отношениях не бывает вообще; это мы просто не можем жить, чтобы не ****ь кому-нибудь мозг».
В этом самом месте придется прерваться, мама, потому что позвонила Эля, пропавшая на два дня, доложила, что жива, ржет, обещает пикантные секреты; у меня нет стиральной машины дома, поэтому раз в несколько дней я беру тючок с бельем, как сиротка, и иду к Эле через улицу стираться. Приезжают мои прекрасные киевляне, а у меня ни одной чистой футболки, позор. Обнимаю тебя всю и не думай ничего дурного; мы везучие, всесильные и на самом деле никогда не расстаемся, вот правда.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector